Перу

Материал из Гуру — мира словарей и энциклопедий
Версия от 19:12, 24 апреля 2018; Admin (обсуждение | вклад)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

Перу (Peru, по-испански El Peru) - pecпублика в Южной Америке, между 3°25' и 18° южной широты и 67°30' и 81°20' западной долготы; граничит на севере с Эквадором, на востоке с Боливией и Бразилией, на юге - с Чили, на западе - с Тихим океаном. Пространство - 1137000 кв. км. Поверхность страны по преимуществу гористая; береговая линия очень длинная, но мало изрезана, бедна хорошими гаванями (лучшие - Паита, Малленде и Кальяо) и островами; последние необитаемы, но некоторые из них, как например Чинча и Лобос, еще недавно были богаты гуано. Геологическое строение П. то же, что и в Боливии: древнекристаллические и палеозойские пласты на востоке и меловые и юрские на западе. С северо-запада на юго-восток тянется двойная цепь Кордильеров или Анд и делит П. на три естественные области: 1) Ла Коста, или Ла Куэста (La Costa), область между круто спускающимися к морю подошвами Анд и берегом Тихого Океана, по большей части бесплодная пустыня, местами пересекаемая горными ручьями; только северо-западная часть ее имеет плодородные участки. 2) Сиерра, или область Анд, лежит на восток от береговой области между береговыми и материковыми Кордильерами; первые часто поднимаются за черту снежной области и пересекаются трудными проходами, ведущими на внутреннее плоскогорье. Область эта состоит из отдельных нагорий, которые называются пунами или парамосами в тех случаях, когда превышают высоту 4000 м, и заключает в себе все долины и холмы между двойными цепями Анд, а также долины тихоокеанской стороны. 3) Переходом к третьей области Монтанья (Monta ñ a) служит Ла Цеха (La Ceja), т. е. бровь; это горные леса, которые несколько ниже вершин Восточных Анд. Плодородная лесная равнина Монтанья покрыта девственными лесами (bosques) и пересекается многочисленными узкими отрогами Восточных Кордильер; она мало исследована и мало населена племенами диких индейцев. Вулканы встречаются в П. только в самой южной и узкой части, где они образуют Арекипскую группу береговой цепи, служащую продолжением боливийской; среди них находятся горячие серные и др. минеральные источники. Землетрясения в горах редки и несильны, в восточных областях - почти неизвестны, но очень часты в прибрежных. Из прибрежных городов землетрясением уничтожены: Лима и Писко в 1680 г., Кальяо - в 1746 г., Трухильо с 17 2 5 по 1816 гг. - три раза, Арекипа - с 1582 по 1868 гг. - пять раз. Высочайшие вершины Перуанских Анд: Мисти, или Арекипский вулкан (6100 м), далее Анкачские (Ancachs) вершины Западных Анд и горы Карабайо на востоке от Куско. Орошение распределено неравномерно: в прибрежной области более 60 рек, но все они незначительны, коротки и в сухое время года частью безводны; восточный склон и прилежащая к нему долина и части нагорья орошены превосходно. За исключением маленьких речек, впадающих в озеро Титикака, все воды к востоку от главного водораздела принадлежат к бассейну реки Амазонки, берущей свое начало в П. Амазонка, направляясь к востоку, принимает в себя 2 больших притока, которые текут параллельно ее верхнему течению (Тунгурагуа) и обильнее водой, чем она сама. Притоки эти: Хуалльага, образующаяся из Апуримака и Урубамбы, и Укаяле. Горных озер (laguna) в П. очень много, но главное из них, Титикака, принадлежит ему только частью; значительнейшие из остальных: Лаурикоча, из которого вытекает Амазонка, Чинчайкоча близ Серро-де-Паско и Уркос близ Куско.

Климат и растительность. Береговая полоса П. гораздо холоднее, чем восточный берег Южной Америки под той же широтой, например Лима 12° южной широты, средняя температура года 19,0°, самый холодный месяц июль 15,0°, самый теплый - февраль 23,2°, а на восточном берегу - Бахия 13° южной широты, средняя годовая температура 25,5°. Причина низкой температуры - холодное морское течение (Перуанское, или Гумбольдтово) вдоль берега. Этим же объясняется и малое количество дождя. Обыкновенно лишь зимой бывают влажные туманы, и в это время появляется растительность на склонах прибрежной полосы, например нарциссы и другие низкорослые цветущие растения. Летом небо ясно, лишь раз в несколько десятков лет дожди. На склонах и в долинах Анд, начиная с 500 м над уровнем моря, бывают правильные дожди летом, но на западном склоне их немного. Поэтому и здесь растительность далеко не роскошная, много кактусов и других растений сухих климатов. В Южном П. между прибрежьем, увлажняемым туманами зимой, и горной полосой, где падают летние дожди, находится пустыня, совершенно лишенная растительности. Между 2 цепями гор дождя больше. Высокие горы покрыты постоянным снегом. Из мест обитаемых или по которым проходят торные пути, так называемые пуны, или парамо, между 3500 и 4500 м над уровнем моря имеют очень неприятный климат. Господствуют сильные, холодные западные ветра, особенно с сентября по май; в эти месяцы погода изменчива: то солнце, то дождь. Грозы необычайно сильны, но всегда бывают днем. Зимой, с мая по сентябрь, холодно, но ясно, дожди редки. Восточный склон Анд очень влажен. Между 2000-2600 м над уровнем моря, в верхнем поясе лесов, ночью туманы, с октября по апрель сильные дожди, в остальное время тоже бывают грозы. Благодаря обилию влаги растительность роскошна. Здесь, между прочим, родина хинного дерева (cinchona). Преобладают густые леса. Можно возделывать все растения умеренного пояса и некоторые тропические. Равнина по Амазонке также очень влажна, дожди очень обильны и идут целый год (в Икитосе например в год 2625 мм осадков), всего более с ноября по март. Средняя температура года в Икитосе 24,8°, т. е. очень невысока для равнины близ экватора. Благодаря обилию влаги растительность здесь роскошная, в общем такая же, как в Амазонском штате (Alto Amazonas) Бразилии. Преобладают пальмы, превосходно удаются все растения тропиков, но по редкости населения земледелие крайне мало развито. Вывоз из этой полосы состоит из каучука, сассапарильи, ипекакуаны и др. лесных продуктов. Животный мир довольно богат, особенно на восточных склонах Анд и на равнине Амазонки. Попадаются пума и другие породы кошек, муравьеды, тапиры, обезьяны. Много птиц, между прочим попугаи и колибри. Естественные богатства П. неистощимы, особенно минеральные, но еще мало использованы вследствие отсутствия путей внутреннего сообщения и капиталов. Только в последнее время разработка богатейших серебряных рудников Серро де Паско, Кастровирейна и Рекуайа и др. минеральных богатств предпринята на средства иностранных капиталистов, по преимуществу английских. Гумбольдт вычислял, что до 1803 г. серебра в П. - в прежних границах, т. е. вместе с Боливией, добыто на сумму 872638900 песо. С 1851 по 1875 гг. добыто 1790000 кг серебра, на сумму 100 млн. долларов, и 9350 кг золота, на сумму около 7 млн. долларов. Более половины добытого серебра идет в Германию. Самая обильная минералами область - Анкач; область истоков реки Пуруса богата золотом, но разработка его очень затруднительна; разработка других минералов очень незначительна: знаменитые некогда ртутные рудники близ Хуанкавелика производят теперь только около 50 тыс. кг ежегодно. У реки Хуалльаги богатые залежи соли, которые служат главным предметом торговли жителей Верхней Амазонки. Нефть добывается в провинции Пайтос; селитряные залежи перешли во владение Чили; залежи гуано истощены. В 1891 г. разрабатываемых рудников числилось 4187, из них 2641 серебряных, 427 золотых (включая золотые россыпи), 36 совместно золотых и серебряных, 28 медных, 20 ртутных, 630 нефтяных, 278 каменноугольных. Земледелие в пренебрежении, хотя в П. произрастают все культурные растения как тропического, так и умеренного пояса; за исключением сахарного тростника, служащего предметом вывоза, все эти растения разводятся лишь для местного потребления. Самая земледельческая область - Сиерра; здесь сеются кукуруза, пшеница, бобы, квиноа, корнеплоды; картофель прекрасного качества составляет главную пищу индейцев и метисов. Кроме того, в Сиерре возделываются кофе, табак и отчасти сахарный тростник; последний в большом количестве разводится на плодородных участках прибрежной полосы; в долинах Писко и Ика прекрасные виноградники, оливки, хлопок и в незначительном количестве кошениль. В прибрежной полосе все растения требуют искусственного орошения; размеры его и вообще размеры земледелия гораздо меньше, чем были при Инках. В восточной области значительна лишь культура коки. Из местных лесных произведений первое место занимает каскарилья, или хинное дерево. Вывоз его уменьшился, так как в П. для добычи коры рубят само дерево. Малое развитие земледелия в теплой восточной области отчасти объясняется господствующими здесь болотными лихорадками и холерой, а также недостатком рабочих рук. Скотоводство также незначительно; более обширно овцеводство; разводятся ламы и альпаки; гуанако же и вигонь еще не приручены. Промышленность незначительна; изготавливаются большей частью грубые хлопчатобумажные, шерстяные и кожевенные изделия; тонкие шерстяные одеяла и плащи изготавливаются в Тарме, железные изделия - в Кахамарке, золотые и серебряные - в Лиме, Арекипе и Куско. Большая часть мануфактурных товаров привозится из Европы и Северной Америки. Торговля, особенно внутренняя, также незначительна вследствие недостатка в путях сообщения, хотя за последнее время многие гавани соединены железной дорогой с внутренними пунктами. Первая железная дорога, от Кальяо до Лимы, открыта в 1851 г. и ныне продолжена под именем Кордильерской до Оройа (5000 м над уровнем моря; самая высокая железная дорога на земном шаре). На юге железнодорожный путь идет от Арекипы до Пуны на берегу озера Титикака, а оттуда на север до Санта-Роза. Длина всех железных дорог = 1224 км правительственных и 129 км частных. Торговый флот ничтожен; за последнее время развивается пароходное сообщение на озере Титикака и притоках Амазонки. Внутри страны перевоз товаров производится на мулах и ламах. В 1894 г. вывезено товаров (по преимуществу в Англию, Германию, Францию и Чили) на 12,37 млн. сол., ввезено на 15,16 млн. сол. Главные предметы вывоза - сахар, серебро, хлопок, кока, кофе, лесные материалы, кожи, шкуры и табак. Главнейшие предметы ввоза - хлопчатобумажные и шерстяные изделия, железо, машины, медикаменты, красящие вещества, писчая бумага, пиво, спички, кожевенные изделия. Минеральные богатства привлекают в П. искателей приключений и легкой наживы, которые эксплуатируют местных жителей, закабаляя их в работах на рудниках, вследствие чего земледелие заброшено и население деморализируется. Дело народного образования, как низшего, так и среднего и высшего, поставлено плохо, хотя первое по закону бесплатно и обязательно. Средние школы имеются в главнейших городах, университет, горная школа и публичная библиотека - в Лиме. П. делится на 18 департаментов с 90 провинциями. 1 архиепископство (в Лиме), 7 епископств; от множества монастырей уцелели только немногие. П. управляется на основании конституции 16 октября 1856 г., измененной 25 ноября 1860 г. Во главе государства стоит президент, избираемый всеобщей подачей голосов на 4 года. Законодательная власть вручена конгрессу, состоящему из сената и палаты представителей; он собирается каждые 2 года 28 июля. Сенат состоит из 40 сенаторов не моложе 35 лет, получающих не менее 800 сол. годового дохода или имеющих ученую степень. Представители в палату депутатов (по 1 на 30000 жителей) избираются двухстепенной подачей голосов на 6 лет, каждые 2 года ⅓ выбывает по очереди. Правом голоса пользуется каждый перуанский гражданин, владеющий землей, или платящий какую-либо подать, или, наконец, умеющий читать и писать. Кабинет состоит из 5 министров, назначаемых президентом. Высшая судебная инстанция - верховный суд - находится в Лиме. 9 главных судов в различных департаментах; во всякой провинции имеются суды 1-й инстанции, в общинах (poblaciones) - мировые суды. Финансы П. до недавнего времени были в хорошем состоянии благодаря монополии гуано и натровой (так называемой чилийской селитры); ныне же, с переходом залежей селитры во владение Чили и истощением залежей гуано, доходы уменьшились; между тем расходы сильно возросли, особенно вследствие постройки железной дороги и увеличения армии, а также на уплату процентов по огромному долгу. Банкротство государства в 1875 г. остановило развитие железнодорожной сети; П. имеет теперь множество начатых железных дорог, которые вряд ли скоро будут достроены, так как технические трудности очень велики, а страна мало населена. Прямые налоги существуют 2 видов: 1) подушная подать в 4 сол. в прибрежной области и в 2 сол. во внутренних департаментах с каждого мужчины от 21 г. до 60 лет и 2) подоходный налог в 3% с недвижимого имущества. Следующая таблица показывает состояние бюджета за 4 года.

Доход Расход
1890 6957350 сол. 6073966 сол.
1891 8608043 сол. 8179981 сол.
1892 7104423 сол. 6572927 сол.
1893 7066330 сол. 6572927 сол.

Главнейшие статьи дохода в 1894 г.:

Статьи дохода Сол.
Таможенные пошлины

Налоги


Почта и телеграф


Различные статьи

5009450


1440355


235752


317833
Итого: обыкновенных доходов чрезвычайных доходов

7003390


515757
Всего 7519147

Из общего количества расходов, достигавших в 1894 г. 7346847 сол., на министерства военное и морское падает 1951602 сол., на юстицию 679964 сол., на конгресс 355093 сол.

Меры и веса метрические, но еще употребляются иногда некоторые старые испанские (кастильские). Основная монетная единица с 1863 г. серебряная - соль (солнце), равная 5 франкам. Соль подразделяется на 10 динаров по 10 центавов. Чеканится серебряная монета в 1, 1/2, 1/5, 1/10, 1/20 сол., золотая монета - в 20, 10, 5, 2 и 1 соль. В торговле считают также на песо или пиастры по 8 реалов или 100 центезимов. По закону 1857 г. чеканились золотые монеты - первые от 20 до 1 пиастра и серебряные от 100 до 5 центезимов. Пиастр = 4/5 соля.


Государственный долг П. делится на внутренний и внешний. Внутренний долг в 1894 г. = 35000000 сол.; проценты по этому долгу уплачиваются из таможенных сборов и других налогов. Внешний долг образовался из двух займов, сделанных в Англии в 1870-72 г., всего на сумму 31579080 фунтов стерлингов, которые обеспечивались залежами гуано и государственными имуществами; но проценты по этим займам не уплачивались с 1876 г. По соглашению 1890 г. П. освобождено от ответственности по этим займам, и владельцы паев получили взамен этого концессию на 66-летний срок на все железные дороги, залежи гуано, рудники и казенные земли. По третейскому решению председателя верховного суда Швейцарии (1893 г.) уплата процентов переведена частью на Чили, так как к этой стране отошли залежи селитры. Армия П. состоит из 6 батальонов пехоты в 2000 человек, 2-х полков кавалерии (620 человек), 2-х артиллерийских бригад (450 человек) и жандармерии в 3150 человек, всего 6220 человек; в военное время под ружье могут быть призваны 12300 человек. Национальная гвардия состоит из 119 батальонов, 11 эскадронов и 11 артиллерийских полков, всего 74000 человек. Флот - 1 крейсер в 1700 тонн, два парохода и 1 учебный фрегат. Герб П. представляет щит, разделенный на 3 части; на левом верхнем делении на синем поле лама, на правом, серебряном поле - хинное дерево, а в нижнем на красном поле - рог изобилия; флаг состоит из 8 горизонтальных полос: внешние - красные, средняя - белая. Хартия запрещает публичный культ какого-либо другого исповедания, кроме государственного, римско-католического; имеются, однако, англиканские церкви в Кальяо и Лиме. Народонаселение (1876 г.) состояло из 26 2 9663 чел. и 350000 диких индейцев (2,6 чел. на 1 кв. км). Все эти данные приблизительные, так как настоящей переписи населения в П. не было. Вследствие смертности детей у низших классов и индейцев от оспы и других болезней численность населения, вероятно, не увеличилась. В Сиерре и Пунах индейцы составляют 57% всего населения; они сильно отличаются от жителей прибрежной полосы, метисов. Перуанские индейцы, за исключением восточных, принадлежат к андоперуанскому племени и к перуанской ветви его, которая населяет весь запад Южной Америки, от экватора до северной границы Чили и южнее. В самом П. ветвь эта распадается на 2 главные части: квичуа расселены в горах Среднего и Южного Перу, аймары - еще далее на юг, на границе с Боливией. Метисы, или чолосы, и другие помеси составляют 23% населения и разбросаны повсюду. Белые населяют преимущественно большие города, главным образом по берегам океана; они частью потомки испанцев (креолы), частью настоящие европейцы. В 1876 г. европейцев было в П. 18082 человека, из них 6990 итальянцев и 1672 немца. Между китайцами, которые с 1872 г. были привозимы в П. для разработки гуано (в 1876 г. - около 50 тысяч человек), смертность была огромная; с ними обращались хуже, чем с рабами. Впоследствии ввоз китайских рабочих (кули) прекратился, а отслужившие контрактный срок остались в П., по большей части занимаясь торговлей и ремеслами. Благодаря китайцам существуют сносные гостиницы во многих городах П. Население прибрежной полосы, особенно Лимы и окрестностей, необычайно пестро; оно состоит из смеси белых, индейцев, негров и китайцев. Население восточного склона Анд и равнин на Амазонке - племена бродячие или имеющие только начатки земледелия. Они очень мало известны; многие из них не признают власти П. Ср. Tschudi, "Peru"; Raimondi, "El Peru"; Middendorff, "P. Beobachtungen und Studien"; Ионин, "По Южной Америке" (т. 4); Fuentes, "Derecho constitucional universal e historia del derecho publico peruano" (Лима, 1874); Viault, "Ultramar" (П., 1895). Карта - Raimondi, "Mapa del Peru" (Лима, 1892-94).

E. Г. История. Древнейшая история П. разрабатывалась испанцами после завоевания этой страны. По большей части не знавшие местных языков и потому принужденные прибегать к помощи невежественных переводчиков из индейцев, плохо понимавших предлагаемые им вопросы, испанские историки были притом расположены всюду отыскивать порядки, сходные с европейским феодализмом, а в области религиозной стремились находить во всем извращение библейских преданий. Созданная ими история П. имеет поэтому мало общего с действительностью. До недавнего времени главным источником для истории П. служило сочинение метиса Гарсильясо (см. Инки), игравшее в этой области такую же роль, как книга Геродота - для истории Древнего Востока. Гарсильясо, правда, знал некоторые из перуанских языков: в детстве он слышал рассказы о старине от своего деда-инки. Но в ранней молодости он уехал в Европу, где провел 40 лет, и книга его является отражением скорее испанских представлений об американских странах, чем рассказов настоящих инков. К неверному воспроизведению действительности его располагало и чувство родовой гордости, побуждавшее к возвеличиванию роли инков в истории П. По рассказу Гарсильясо, перуанские племена в древности находились в состоянии полной дикости: они не умели строить домов и прятались от непогоды и на ночь на деревьях и в пещерах; они не знали земледелия, а жили грубой первобытной охотой. В начале XI в. среди племени аимара, жившего около озера Титикака, появился человек по имени Манко Капак, называвший себя сыном Солнца, который научил своих соплеменников постройке домов, земледелию, добыванию металлов, выделке оружия. Он основал город Куско и сплотил окрестных дикарей в одно государство. Затем он и его 13 наследников и продолжателей вплоть до прихода испанцев расширяли пределы этого государства, всюду внося почитание Солнца и других богов, приемы обработки земли, искусство проведения каналов, разработки рудников, вообще культуру и цивилизацию. Многие племена добровольно подчинялись завоевателям, и вообще между последними и остальными перуанцами, даже покоренными силой оружия, скоро устанавливались самые добрые, патриархальные отношения; все подданные обожали своего монарха. Людей особенно отличившихся Манко Капак и его наследники жаловали в звание инков, которое носили и сами и которое, таким образом, было своего рода дворянством. Очищенный от некоторых фантастических подробностей, этот рассказ лег в основу исторических сочинений о П., писавшихся в течение XVII, XVIII и первой половины XIX вв., и только исследования последних десятилетий поколебали доверие к нему. Изучение перуанских языков доказало, что в каждом из них существуют свои собственные наименования для различных земледельческих орудий и, следовательно, земледелие являлось занятием местных племен еще в глубокой древности. Было обнаружено, что каналы, предназначенные для целей земледелия, преимущественно на севере П., восходят к глубокой древности и что рудники там же разрабатывались еще задолго до прихода инков. П. было населено разнообразными племенами, стоявшими на самых различных ступенях цивилизации. Рядом с племенами, жившими в домах из тесаных камней, знакомыми с искусственной ирригацией полей, существовали, преимущественно на восточных склонах Анд, племена, едва знакомые с посевом картофеля, а может быть, незнакомые даже и с ним. Племена управлялись своими вождями, иногда выборными; иногда их власть передавалась по усыновлению и завещанию. Для военных целей племена заключали союзы, вожди которых, по-видимому, избирались. Сильные своей военной организацией инки, жившие первоначально в горах вблизи озера Титикака, были не выше, а скорее ниже по культуре, чем племена Юнка и Шиму на севере П.; но, может быть, они действительно внесли культуру к различным восточным племенам. Завоевание, произведенное ими, носило характер обычных диких и полудиких завоеваний. В течение нескольких веков до прихода испанцев они все расширяли свое господство, так что их империя обнимала под конец, кроме П., нынешние Боливию (Верхнее Перу), Эквадор, часть Колумбии и северную часть Чили. Управление было строго деспотическое. Покоренные племена находились в состоянии своего рода крепостной зависимости. Земля оставалась в их распоряжении, но они были обложены очень тяжелыми налогами и повинностями. Ежегодно с них собиралась дань мальчиками и девочками, из которых первые обращались в рабов или полурабов, а девочки - частью в "дев солнца" (служивших жрицами в храмах и вместе с тем бывших наложницами правящего инки и других правителей), частью в жен рабов. Рабство было не особенно тяжело и во всяком случае не особенно распространено; условия жизни рабов были значительно лучше, чем условия жизни их свободных соплеменников. Во главе всего государства стоял верховный инка, производивший себя от Манко Капака и называвший себя сыном солнца. Свою власть он делил, может быть, с верховным жрецом солнца (вилькаума). Для военных и правительственных целей была введена почта скороходов. От эпохи инков сохранились хорошо выстроенные из тесаных камней дворцы и храмы. Предметы домашнего потребления, оружие и различные орудия изготавливались у перуанцев из дерева, меди и бронзы; у них было много золотых и серебряных украшений, но железа они не знали. Кораблестроение и мореходство стояли на самой низкой ступени развития; письменности не было, и одно это ставило перуанцев значительно ниже, чем мексиканцев. Зато у перуанцев испанцы уже не застали человеческих жертвоприношений, хотя есть указания, что ранее они существовали и в П. Несмотря на централизацию, монархия инков не отличалась прочностью; входившие в ее состав племена не были к ней привязаны и охотно восставали против нее при каждом удобном случае. Испанцы с самыми ничтожными силами покорили громадную империю даже легче, чем Мексику, несмотря на то, что перуанцы гораздо лучше приспособились к отбитому у испанцев оружию, не исключая и огнестрельного, которым они скоро научились владеть не хуже самих испанцев. Первые сведения о стране, лежащей к югу от Панамы, богатой драгоценными металлами и камнями, получил в 1511 г. испанец Бальбоа, который, стремясь туда, перебрался через Кордильеры и открыл Великий океан. В 1522 г. испанец Андагойя проплыл вдоль северной части Великоокеанского побережья нынешней Колумбии и собрал дальнейшие сведения о П. Эти сведения увлекли двух испанских авантюристов, Франциско Писарро и Диего де Альмагро, а также священника Фернандо де Лука, служившего в Панаме. Располагая значительными средствами, де Лука снарядил за свой счет два корабля, приблизительно с 200 добровольцами. В ноябре 1524 г. на одном из них отправился Писарро, через некоторое времени на другом - Альмагро. Слабость сил и недостаточность вооружения позволили им только захватить и ограбить одну прибрежную деревню в Колумбии; зато они вернулись с полной уверенностью в существовании на юге громадной и богатой страны, из которой идет добытое ими золото. В марте 1526 г. они заключили договор, в силу которого де Лука обязался доставить на издержки экспедиции 20000 песо, а Писарро и Альмагро - открыть и покорить страны, названные ими П. (исковерканное индейское название небольшой речки Биру в Колумбии, принятое ими за название всей страны); затем три участника должны были поровну разделить между собой все земли. Под договором подписался де Лука, а взамен безграмотных Писарро и Альмагро - два испанца. К экспедиции удалось привлечь только 160 человек. На этот раз она достигла подвластного перуанским инкам Квито (в нынешнем Эквадоре), потом самого П. и дошла до 10° южной широты. Со своими слабыми силами, покинутый значительной частью спутников, испугавшихся трудностей и опасностей пути, Писарро не решался открыть военные действия. Он старался вступать в дружеские отношения с местными жителями, приглашал к себе на корабль местных знатных лиц и угощал их, сам посещал их на берегу, дарил им разные европейские произведения и в свою очередь принимал от них подарки. В начале 1528 г. Писарро вернулся в Панаму. По-прежнему не встречая сочувствия со стороны местного испанского губернатора, он отправился в Европу, где представился Карлу V. Император охотно разрешил ему собрать экспедицию и назначил его губернатором всех имеющих быть завоеванными им в неясно определенных пределах стран; Альмагро был назначен комендантом города Тумбеца (тогда еще не завоеванного), а де Лука - епископом его; всем им было положено крупное жалованье. Правительство обязалось содействовать экспедиции оружием и военными запасами. В январе 1531 г. Писарро отправился в третью экспедицию против П. на трех кораблях с 280 добровольцами (в том числе были три брата Писарро: Гернандо, Гонзало и Хуан). Важное преимущество этой экспедиции перед двумя предыдущими состояло в несколько лучшем вооружении. Правда, лишь немногие из солдат Писарро имели ружья, но все располагали хорошими металлическими панцирями и железными мечами, совершенно незнакомыми индейцам; у многих были стальные луки. Кроме того, у них была конница, внушавшая индейцам суеверный ужас. Неблагоприятно для успеха экспедиции было то, что Альмагро был оскорблен незначительным, как ему казалось, назначением и видел в этом интригу со стороны Писарро. Зато политическое состояние самого П. благоприятствовало завоевателям. Инка Гуайна Капак, при котором П. достигло апогея своего могущества, умер в 1525 г. После его смерти государство распалось на две части: собственно П., где воцарился его сын от законной жены из рода инков, Гуаскар, и Квито, которым правил другой его сын, Атагуальпа, родившийся от дочери последнего владетеля этой страны. Оба брата претендовали, на разных основаниях, на все отцовское наследство. В 1530 г. между ними начались военные действия. В начале 1532 г Атагуальпа разбил своего брата и взял его в плен; власть над всей страной перешла к Атагуальпе. Для укрепления ее новый властитель начал систематически избивать братьев, родственников и приверженцев Гуаскара. Как раз во время борьбы между братьями Писарро отплыл из Панамы к берегам Квито. Первые полтора года (1531-32) он провел на разных прибрежных островах и у берегов Колумбии, Эквадора, Квито и самого П., разграбляя города и деревни. Через несколько месяцев после окончательного поражения Гуаскара Атагуальпой Писарро решился двинуться внутрь страны, хотя был ослаблен необходимостью оставить небольшие гарнизоны в городке Тумбеце и в основанном им порту Сан-Мигуель, а также отправкой Альмагро в Панаму за новыми подкреплениями. Атагуальпа послал к Писарро мирное посольство с подарками, приглашая его в город Кахамарку, расположенный в горах; вероятно, он рассчитывал завлечь испанцев в засаду. В ноябре 1532 г. Писарро со своим отрядом вступил в Кахамарку, оставленную жителями; последние расположились поблизости, в военном стане Атагуальпы. По приглашению Писарро Атагуальпа в сопровождении нескольких тысяч человек, но без оружия, вступил в город. На площади к нему подошел монах с Библией и распятием в руках и через посредство переводчика начал убеждать его отречься от язычества и признать власть испанского короля. Атагуальпа, конечно, ничего не понял; ответ его был истолкован как оскорбление религии; началось избиение индейцев. Не менее 2000 легло на месте; Атагуальпа попал в плен; испанцы не понесли потерь ни убитыми, ни даже ранеными. Властвуя над Атагуальпой, испанцы до некоторой степени властвовали над всей страной и были совершенно обеспечены относительно провианта. С Атагуальпой они обращались хорошо, оказывая ему всевозможные почести, как пленному монарху, допуская к нему индейцев и только усиленно уговаривая его принять христианство. Он убедил испанцев принять от него громадный выкуп золотом и серебром за освобождение и употребил все усилия на то, чтобы через посредство гонцов собрать по стране этот выкуп. Опасаясь, что Гуаскар воспользуется его пленом, он приказал умертвить его, что и было исполнено. Это дало испанцам желанный повод отделаться от Атагуальпы. Как только прибытие Альмагро со 150 человеками подкрепления дало им возможность двинуться в дальнейший поход и как только они получили с Атагуальпы все, что было можно, они предали его военному суду. Были допрошены многочисленные свидетели; все производство велось через двух переводчиков, бывших злейшими врагами Атагуальпы. Важнейшими обвинительными пунктами были похищение власти, убийство Гуаскара, идолопоклонство и явное прелюбодеяние, доказываемое открытым многоженством. Атагуальпа был приговорен к сожжению. На самом месте казни он согласился принять христианство, за что сожжение было заменено гарротированием (август 1533 г.). В сентябре Писарро отправился походом на Куско, который и взял без сопротивления. Завоевание П. было этим, казалось, закончено. В стан Писарро явился брат убитого Гуаскара, Манко Капак, прося о заступничестве белых и об оставлении его на престоле. Писарро объявил ему, что белые посланы в П. своим королем именно для восстановления попранных прав Гуаскара, и торжественно провозгласил претендента верховным правителем перуанцев; в свою очередь, Манко Капак вместе с многими из своей свиты принес присягу на верность испанскому королю; присяга была официально удостоверена нотариусом. Живя в стане Писарро, Манко Капак знакомился в военными порядками испанцев и учился владеть их оружием. Между тем из Испании вернулся посланный туда Гернандо Писарро с милостями для завоевателей: Франциску Писарро был пожалован титул маркиза, Альмагро - звание маршала и власть над землями, расположенными к югу от владений Писарро; граница между их владениями была определена, однако, так неясно, что самый город Куско оказался спорным и послужил новым поводом к раздору между двумя полководцами. На этот раз окружающим удалось затушить начинавшуюся ссору, и Альмагро со значительным отрядом отправился на завоевание Чили (1535; см. Чили). В 1535 г. в П. хлынула новая волна авантюристов, привлеченных рассказами о невероятных богатствах страны; среди них были и солдаты, и священники, и торговцы. Началась колонизация края, которой руководил Писарро из города Лимы, признанного им столицей края; много индейских городов было занято испанцами. Завоеванная страна оказывалась далеко не таким Эльдорадо для переселенцев, как они ожидали; обилие драгоценных металлов вызвало страшное возвышение всех цен, и при неуменье организовать правильные торговые сношения с индейцами испанцам нередко приходилось терпеть голод. В феврале 1536 г. неожиданно для испанцев под Куско появилась значительная армия индейцев под предводительством самого Манко Капака. Она уже не боялась ни ружейных выстрелов, ни лошадей; Манко Капак командовал своими войсками, разъезжая на коне; многие в его войске были вооружены шлемами, щитами, панцирями и испанскими мечами. Однако город был хорошо укреплен; испанцы мужественно защищались и не без успеха делали вылазки. Во время осады было убито много испанцев, в том числе Хуан Писарро. В августе индейцам пришлось снять осаду, так как наступило время посевов. В следующем году Альмагро вернулся из Чили во главе отряда в 600 человек и взял Куско. Началась междоусобная война; Гернандо Писарро наголову разбил Альмагро, который был взят в плен и присужден к смертной казни (1538). Мстителем за него явился его сын, Диего де Альмагро. Гернандо Писарро отправился с громадным запасом золота в Испанию, чтобы просить о помощи против мятежников; но его опередил посланец от молодого Альмагро с жалобой на противозаконную казнь его отца. Писарро был арестован и посажен в тюрьму, где и провел целых 20 лет. Между тем в П. Франциско Писарро был убит одним из сторонников Альмагро (1541). Правительством был послан в П. Вака де-Кастро, на которого была возложена обязанность восстановить порядок и наказать виновных. Он стал на сторону партии Писарро, разбил Альмагро, взял его в плен и казнил (1542). В том же году на королевском совете в Вальядолиде был выработан статут для управления новыми колониями. Во главе их поставлен вице-король, а в качестве совета при нем и верховного суда - аудиенция из 4 членов, назначенных центральным (испанским) правительством. Столицей признана Лима. Первым вице-королем назначен Бласко Нуньец. Тотчас после прибытия в П. (1543) он столкнулся с Гонзало Писарро, был разбит и убит. Гонзало Писарро сделался фактическим правителем П. (1546), но через два года власть испанцев была восстановлена, и Писарро был казнен (1548). Почти целых три столетия продолжалось систематическое расхищение природных богатств страны испанскими переселенцами, постоянно находившимися в глухой, неорганизованной и безрезультатной борьбе с центральным правительством. Переселенцы, захватив в свои руки громадные земли, образовали класс крупных землевладельцев (enco m enderos); они обращали индейцев в рабство и заставляли их работать на плантациях и в рудниках. Индейцы, неспособные для таких работ, быстро вымирали. Пришлось заменить их привозными неграми; но негры обходились слишком дорого для хищнического хозяйства, и потому число рабов в П. всегда оставалось незначительным. Правительство, желавшее извлекать из П. как можно более денег для самого себя, не было довольно быстрым расхищением богатств страны отдельными лицами; рабству индейцев оно предпочитало обложение их хотя бы не очень высокой, но правильно взимаемой подушной податью. Оно имело в виду также доставить выгоду своим торговцам и промышленникам. Испанские колонии могли торговать только с метрополией и то исключительно через посредство Севильи и Каликса, получивших монополио снабжать П. всем необходимым. Сами перуанцы не имели права держать своих кораблей. Ввоз и вывоз были обложены очень тяжелыми пошлинами. Для поддержания испанской промышленности было запрещено заводить в П. мануфакуры. Все это страшно тормозило развитие П. и вызывало в нем сильное раздражение против метрополии. Для защиты туземцев от переселенцев испанское правительство никаких мер не принимало. Индейцы спасались в леса и горы, и через несколько десятилетий после появления испанцев в П. его цивилизация пришла в совершенный упадок: никто не поддерживал дорог и каналов, земледелие и ремесла находились в самом жалком состоянии. Вытесненные из долин, переставшие жить оседлой жизнью, отчасти одичавшие, но вместе с тем научившиеся прекрасно владеть отбитым у испанцев оружием индейцы из своих горных убежищ делали набеги на испанские поселки; по временам они объединялись и начинали более или менее серьезные войны или мятежи, как их называли испанцы. Серьезная война была ведена последним инкой, Тупак Амарой, взятым в плен и казненным в 1571 г. Последнее индейское восстание имело место в конце XVIII в. Во главе его стоял кацик (старшина), принявший имя Тупак Амары и желавший воскресить царство инков; вместе с тем он делал попытки привлечь на свою сторону и белых. Он собрал 70-тысячную армию и осадил Куско, но был разбит, взят в плен и казнен (1781). Несмотря на эту непрекращавшуюся борьбу, между испанцами и индейцами происходило постоянное сближение, придающее испанской колонизации иной характер сравнительно с колонизацией английской; население смешивалось, и уже в конце XVIII в. число метисов превышало число белых. В беспрестанных междоусобных войнах между белыми индейцы нередко принимали участие то с той, то с другой стороны. В XVIII в. произошло дальнейшее сближение между национальностями, уже на почве общих политических и экономических интересов. По утрехтскому миру (1713) англичане получили привилегию ввоза негров в испанские колонии; это дало толчок к значительному развитию контрабанды, создавшей почву для постоянных столкновений с правительственными чиновниками; в этих столкновениях принимали участие как колонисты, так и индейцы, так как последние были заинтересованы не менее первых в привозе дешевых товаров. Население в это время было далеко не так однородно, как раньше: среди него были и крупные, и мелкие землевладельцы, и торговцы, и скотоводы, и простые пастухи, и ремесленники, и поденщики, и сельские жители, и горожане. То же самое было и среди метисов, мулатов и индейцев; все страдали от притеснений со стороны метрополии, и потому место расовой борьбы внутри колонии заняла чисто политическая борьба колоний за политическую независимость от метрополии. Брожение усилилось, когда к этому дала толчок североамериканская, потом французская революция с последовавшими за ней наполеоновскими войнами. В 1811 г. вспыхнуло восстание, которое энергией вице-короля Абаскала было скоро потушено; П. сделалось даже центром реакции, из которого испанское правительство пыталось подавить восстания в Чили и Буэнос-Айресе. В сентябре 1820 г. аргентинские и чилийские революционные войска высадились вблизи Кальяо, разбили правительственные войска в нескольких сражениях и вновь возмутили страну. В июле 1821 г. они вступили в Лиму, из которой вице-король Лазерна удалился в горы. 28 июля 1821 г. была торжественно провозглашена независимость П.; аргентинский генерал Сан-Мартин избран протектором республики. Фактически, однако, вся внутренность страны находилась еще в руках роялистов. Восстание в Лиме, направленное против Сан-Мартина, но произведенное не роялистами, а революционерами, облегчило обратное завоевание столицы испанцами (июнь 1823 г.); через несколько недель, впрочем, она вновь перешла в руки инсургентов. На конгрессе в Лиме в феврале 1824 г. была выработана конституция, построенная на чисто теоретических основах и вовсе не применявшаяся в действительности. "Освободителем страны" был избран и облечен диктаторскими правами венесуэльский революционер Боливар; он вступил в П. с 11-тысячным войском, нанес правительственным войскам несколько поражений и принудил их к капитуляции (декабрь 1824 г.). Только Кальяо до января 1826 г. оставалось еще под властью испанцев. Победа инсургентов не умиротворила страну. Боливар стоял во главе партии, стремившейся к созданию одного большого государства с сильной центральной властью. В таком духе составил он (1826) вторую перуанскую конституцию, которая объединила в одно государство П., Колумбию и Эквадор. Управлял он чрезвычайно деспотически, стеснял свободу печати, прибегал к беспрестанным арестам и казням; при помощи различных обычных в Южной Америке приемов он добился избрания в пожизненные президенты республики (1827), но власти своей этим не укрепил. Уже в 1825 г. Верхнее Перу отделилось от П. и образовало особое государство под именем Боливии. В 1828 г. Боливар был изгнан из П. и заменен президентом Ламарой; вместе с тем составлена новая конституция по образцу североамериканской, хотя и с существенными отклонениями от нее (голосование, основанное на цензе). Но Эквадор признавал еще власть Боливара, и потому между обеими областями началась война, окончившаяся после смерти Боливара признанием самостоятельности П. (1830). И эта победа не обеспечила спокойствия молодого государства. В следующие десятилетия П. находилось в состоянии постоянной анархии: пронунциаменто следовало за пронунциаменто; власть принадлежала армии, которая назначала и свергала президентов (первый президент из штатских был избран в 1872 г.). В течение 16-ти лет сменилось 7 президентов, из которых ни один не удержал власти до конца законного (4-летнего) срока. В 1837 г. была сделана попытка обращения П. вместе с Боливией в одну империю, но эта попытка вызвала войну с Чили и Аргентиной, окончившуюся поражением П. и восстановлением республиканской формы правления. Новая республиканская конституция, представлявшая, в главных чертах, восстановление конституции 1828 г., была выработана на конгрессе, собравшемся в Гуанкайо в 1839 г. Впервые продолжительный период мира пережила республика между 1845 и 1851 г. под властью президента генерала (родом метиса) дон Рамон Кастилья, сначала захватившего власть посредством пронунциаменто, но через два года устроившего свое избрание посредством народного голосования. При нем несколько улучшены финансы, проведена первая железная дорога (1851) в 90 км (из Лимы в Кальяо). Всего больше внимания правительство обращало на армию. Кастилья уступил власть, в первый раз в истории П., законно избранному преемнику, генералу Еченике. Следуя политике своего предшественника, Еченике решился на конверсию внутреннего государственного долга со значительным понижением нормы процента; это вызвало восстание, во главе которого стал его предшественник, генерал Кастилья. Президент объявил свободными всех рабов, которые вступят в правительственные войска; Кастилья отвечал провозглашением общей свободы всех рабов и освобождением индейцев от подушной подати. Таким образом борьба между партиями, принципиально друг от друга не отличающимися, привела к весьма крупной реформе; легкость ее совершения объясняется, впрочем, ничтожным количеством рабов в П. В январе 1855 г. Кастилья разбил близ Лимы своего соперника, и немедленно национальное собрание избрало его "главой государства". В следующем году была выработана новая демократическая конституция, признававшая всеобщее голосование и свободу совести. На основании этой конституции произведены (1858) новые выборы, утвердившие власть за Кастильей. Правление его на этот раз не было мирным; клерикальная партия, недовольная признанной конституцией свободой совести, произвела несколько восстаний. Они были подавлены, но побудили к пересмотру конституции (1860): католицизму даны права государственной религии и запрещено публичное отправление богослужения по обрядам иных религий; всеобщая подача голосов отменена, и вновь введен имущественный ценз. После нескольких лет внутренних раздоров власть захватил (1865) на правах диктатора полковник Прадо, бывший противником слишком робкой иностранной политики своего предшественника, в особенности по отношению к Испании; он заключил союз с Чили, Боливией и Эквадором (1866) и объявил войну Испании, окончившуюся бесплодной победой союзников. Прадо стремился ввести свободу совести и преподавания и в конце 1867 г. восстановил конституцию 1856 г., но через месяц пал жертвой пронунциаменто и бежал за границу (январь 1868). Вновь была восстановлена конституция 1860 г. Президент Балта (1868-72) сделал попытку покрыть П. сетью железных дорог; для этого были заключены за границей, преимущественно во Франции, крупные займы на крайне отяготительных условиях (низкий курс, гарантия и ростовщические проценты, платеж по которым, впрочем, уже в 1876 г. был совершенно прекращен). При постройке железных дорог начались грубые хищения, и выстроить удалось всего около 400 км железных дорог. В 1872 г. Балта убит во время народного восстания; его преемник через несколько месяцев подвергся суду Линча, и некоторое спокойствие восстановилось только после захвата власти доном Пардо, первым президентом не из военных (1872-76). Не подвергая конституцию пересмотру, он сумел установить значительную свободу для некатолических вероисповеданий, улучшил школы и значительно сократил армию. Его преемник, бывший диктатор Прадо (1876-79), вновь подорвал финансы страны бессмысленной войной с Чили. Понесенные им поражения вызвали взрыв народной ярости, от которого ему пришлось спасаться бегством. Его преемника Пиеролу (1879-1881), продолжавшего войну с тем же неуспехом, постигла та же судьба, а следующий президент, Кальдерон (1881-83), был взят в плен чилийцами. Новый президент, генерал Иглезиас (1 883-85), заключил, наконец, мир, ратифицированный конгрессом (1884): П. уступило Чили провинции Тарапака навсегда, Арака и Такна - на 10 лет, как гарантию уплаты контрибуции, Иглезиас в 1885 г. был низвергнут Касересом. В 1890 г. последний мирно уступил власть Бермудецу, после смерти которого в 1894 г. был вновь избран президентом Касерес, но через год (1895) низвергнут Пиеролой. Заговор Касереса против Пиеролы был открыт (1896) и повлек за собой многочисленные казни. Вообще Пиерола управляет деспотически, нисколько не стесняясь конституцией. Переговоры с Чили о возврате двух временно занятых провинций ни к чему не привели, так как П. не могло уплатить контрибуции.

Литература. Старая: Garcilaso, "Comentarios reales, que tratan del origen de los Incas" (Лиссабон, 1608; много раз перепечатано и переведено на франц. и англ. языки); Juan de Betanzos, "Suma y narracion de los Incas" (написано 1551, изд. в Мадриде, 1880); Cristobal de Molina, "An account of the fables and rites of the Yncas" (1580, изд. Л., 1873); Bernabé Cobo, "Historia del nuevo mundo" (нап. около 1640, нов. изд., Севилья, 1890-92); Pedro de Cieza do Leon, "Cr ó nica del Peru" (Антверпен, 1554); De las Casas, "De las antiguas gentes del P." (Мадрид, 1892); Ternaux-Compans, "Histoire du P é rou" (нап. 1686, изд. П., 1840). Ценное собрание испанских произведений XVI-XVII вв. о Перу представляет издаваемая в Мадриде многотомная "Colleccion de documentos in é ditos relativos al discubrimiento, conquista y organizacion". Новая литература: W. Prescott, "History of the conquest of Peru" (Бостон, 1847, плохой рус. перев., СПб., 1886); Desjardins, "Le P. avant la conqu ê te espagnole" (П., 1858); Wiener, "Les institutions politiques, religieuses, é conomiques et sociales de l'empire des Incas" (П., 1874); R. Brehm, "Das Inkareich" (Иена, 1887); Tschudi, "Antiquedes peruanas" (B., 1861); Seler, "Peruanische Alterth ü mer" (Б., 1892); H. Cunow, "Die sociale Verfassung des Inkareichs" (Штуттгарт, 1896); Herrera, "Compendio de la historia del P." (П., 1864); Lorente, "Historia del P." (П., 1870 и сл.); Paz Soldan, "Hist. de P. independiente 1819-27" (Лима, 1872-74); Markham, "A history of P." (Л., 1892); его же, "The war between P. and Chili, 1879-81" (Л., 1882); Pruvonena, "Memorias y documentos para la historia de la inde p endencia del P." (П., 1858); Barros Arana, "Hist. de la guerre du Pacifique" (П., 1881).

В. В-в.

Перу (дополнение к статье) - республика в Южной Америке. Площадь 1769804 кв. км.; жителей (1896 г.) - 4559550. Внешняя торговля в 1903 г.: ввоз - 3783380 фн. ст. (металл. изделия и машины, мануфактура и др.), вывоз - 3857753 фн. ст. (спирт, сахар и др.); торговля производится главным образом с Англией, затем с Соед. Шт. Сев. Амер., Чили и Германией. Торговый флот П. в 1902 г. состоял из 60 судов, в 27382 т., из них паровых 5, в 4253т. Длина жел. дор. (1902 г.) - 1844 км., телеграфных линий - 5327 км., телефон. - 4827 км. Госуд. бюджет (1903 г.): доходы - 1647282 фн. ст. (таможен. пошлины - 853 тыс. фн. ст., налоги - 508 т.), расходы - 1478898 фн. ст. (на военные надобности - 364 т., финансов. вед. - 353 тыс., внутреннее управл. - 316 т.).

Иcmopия. Президент ген. Пиерола (1895 - 99) заключил с Чили договор, в силу которого Чили обязалось вернуть П. уступленные последним по миру 1884 г. департаменты Такна и Арика, но при условии благоприятного для П. исхода плебисцита. Под разными предлогами плебисцит, однако, не произведен и до сих пор. Место Пиеролы в 1899 г. занял инженер Романья (1899 - 1903); при нем пограничный спор с Боливией окончен мирным договором 1902 г. В 1903 г. президентом избран Манюэль Кандамо, но в 1904 г. он умер, и его преемником на 4-летие 1904 - 08 гг. избран Хозе Пардо-и-Барреда.

В. В - в.

Статья из Большого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона

Данная статья была взята с Большого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона. Это вовсе не означает что статью нельзя редактировать или обновлять, или исправлять неточность.

Если вы заметили неточность в статье, или хотите внести больше ясности, вы можете ее "редактировать" и "править" по Вашему усмотрению