Иллиризм

Материал из Гуру — мира словарей и энциклопедий
Перейти к: навигация, поиск

Иллиризм иначе иллирство - литературно-общественное движение среди адриатического славянства в 30-х и 40-х гг. Ближайшей причиной его была необходимость защитить свою национальность от притязаний мадьяр навязать мадьярский яз. вместо общеупотребительного прежде латин. языка. Хорваты, составлявшие такую же политическую единицу, как и Венгрия, не захотели подчиниться мадьяризированию, и началась борьба двух народностей, борьба страстная, ожесточенная, доходившая до уличной поножовщины, доведшая до событий 1848-49 г., - борьба, в которой австрийское правительство, недовольное и обеспокоенное сепаратистическими стремлениями мадьяр, до поры до времени стояло на стороне славян. Во главе протеста со стороны хорватов стал знаменитый Людевит Гай (см.), признаваемый некоторыми "как одно из самых искусных орудий австрийской политики" (Гильфердинг, см.). Как бы то ни было, но Гай был истинным пробудителем духа и национального самосознания у хорватов, творцом их возрождения, основателем новой хорватской литературы и родоначальником того "иллирийского" движения, которое довело Хорватию и хорватов до того положения, в котором они теперь находятся. Свою деятельность Гай начал изданием в 1835 г. журнала "Novine Horvatzke", одновременно с которыми издавалась и беллетристическая "Danicza Horvatzka, Slavonzka у Dalmatinzka" с замечательным лозунгом: "народ без народности - то же, что тело без костей". Издание начало выходить на собственно хорватском, "кайкавском" наречии и держалось старого правописания. Но на кайкав. наречии говорят только в областях Загребской, Вараждинской и Крижевской, и Гай понимал, что, печатаясь по-кайкавски, он мало будет оказывать влияния. Поэтому он мало-помалу стал разрабатывать и вводить новое правописание и принял "штокавское" наречие, которое господствует в Сербии, Боснии, Далматии, Славонии и др. и имело знаменитых писателей в далматинскую эпоху; на этом же наречии создается и сербская литература и поются произведения народного сербскохорватского эпоса. Старое правописание и кайкавское наречие уже к концу того же года были совсем устранены, и самые журналы получили с 1836 г. новые названия: "Danicza Ilirska" и "Ilirske narondne Noviny". Название "иллирский" принял Гай для языка своих журналов для того, чтобы не называть его сербским, так как со словом серб, как и со словом "русский", тесно связано представление о православии, а это могло производить неприятное впечатление на католических хорватов, далматинцев и т. д. Кроме того это имя представлялось как бы нейтральным, и принять его могли все мелкие народности. И действительно, под знаменем И. соединились все югославянские народности, воодушевленные мыслью о величии национальных сил целого племени, сплотившегося пред грозящей ему опасностью. Центром движения стал Загреб, столица Хорватского королевства. Загреб и его деятели придавали южно-славянскому миру тот лад, о котором думал Гай в своих гаданиях о Великой Иллирии. Его воображению Европа представлялась вещею девою, сидящей с треугольной лирой в руках. Эта лира Европы есть Иллирия, раскинувшаяся треугольником между Скадром, Варной и Белаком (Villach). Оттянутые расстроенные струны ее - Хорутания (Каринтия), Горица, Истрия, Крайна, Штирия, Хорватия, Славония, Далматия, Дубровник, Босния, Черногория, Герцеговина, Сербия, Болгария и Нижняя Венгрия. И задачей Гая было настроить эти струны так, чтобы они издавали гармоничные звуки. Тогда земля, заселенная этими народами, образует одно целое, одну Великую Иллирию. Мечтания о Великой Иллирии положили начало южному панславизму и собрали в Загребе целый кружок даровитых южно-славянских патриотов - писателей и ученых, - принимавших деятельное участие в "Данице" Гая и работавших, кроме того, самостоятельно. Мало-помалу хорватские патриоты отказывались от своей исключительности, бросали "кайкавщину" и принимались за сербскохорватское наречие, которое теперь уже и не называлось иначе, как иллирским. Они дружно работали на пользу возрождения иллирских народностей, но труды их имели значение и в истории общего возрождения всего славянства, потому что они призывали всех славян к единению, говорили о могущественном славянском исполине, раскинувшемся от Адриатики до Ледовитого океана и Китая, твердили им о былых временах славянства, звали всех к золотой свободе, которой славяне могут достигнуть только в единении и взаимности, низвергнув своих врагов и притеснителей и заняв подобающее место среди других народов. Из сотрудников Гая следует отметить Драгутина Раковца, Людевита Вукотиновича, Д. Зденчая, В. Бабукича, Ив. Мажуранича, Станко Враза, Ив. Кукульевича-Сакцинского, Боговича и мн. др. Поэты И. выпускали зажигательные стихотворения и еще более воспламеняли страсти. Сам Гай еще в 1833 г. сочинил своего рода гимн хорватский: "Еще не пропала Хорватия, пока мы живы" (Jo š Hrvatska nij' propala..."), в котором все иллиры призываются к соединению в новом союзе и к восстановлению давнего "Коло", соединявшего прежде все мелкие южно-славянские народности. Вукотинович звал славян к оружию: "Пора уж и нам отточить наши мечи против врага нашего имени, и в потоках вражеской крови потопить вражескую несправедливость, - да будет это нашею первою заповедью". Трнский (или Тарнский) доказывал, что соединение необходимо и вызывается самими обстоятельствами: "кто поражает моего брата - серба или далматинца, или кого-нибудь другого, - тот проливает и мою кровь; поэтому, пусть единство наше низвергнет чужеземца, - и ты, брат, открой глаза!" Всем ясно было, против какого врага зовут эти поэты, и ненависть к мадьярскому господству все возрастала. Вместе с тем росло и сочувствие к движению среди других славян, даже послышалось одобрение и со стороны православных сербов, которые первоначально были очень недовольны тем, что хорваты, приняв сербский язык, могут завладеть и их народными преданиями и национальной славой.

Что касается мадьяр, то они старались всевозможными способами ставить различные преграды движению, опираясь при этом на довольно сильную среди хорватов партию, которая, не отказываясь от своего хорватского имени, стремилась, однако, к теснейшему сближению с мадьярами. Эта партия получила в свое время наименование мадьяронской. Между нею и иллирской партией завязалась ожесточенная борьба, переведшая иллирство на чисто политическую почву. В 1842 г., при выборах в Загребе, дело дошло до кровопролитного столкновения на улицах, при чем "иллиры" одержали верх. После этого в 1843 г. собственноручным указом императора запрещено употребление наименования Иллирия, иллир, иллиризм в печати и переписке официального характера. Так как и сербы все еще не переставали нападать на это наименование, то оно скоро и вышло из употребления, так что в эпоху 1848 г. оно уже не поминалось, хотя идея иллирская все еще жила, только прежние "иллиры" приняли наименование "югославян", да вместо прежних "Иллирских Новин" и "Данины Иллирской" снова появились "Narodne Noviny" и "Danica Horvatzka, Slavonska y Dalmatinska".

Уже вскоре после своего образования иллирская партия, с целью просвещения народа и пробуждения славянского самосознания, стала устраивать в разных местах Хорватии и других "иллирских" стран "читальни" (Č itaonica, š tionica, читаоница, штионица), где можно было получать газеты и журналы почти всего славянского мира. Здесь же собирались патриоты потолковать о делах и своими речами возбуждали присутствующих. "Иллиры" устраивали также национальные концерты и вечера, на которых пелись народные песни, играли на народных музыкальных инструментах и танцевали народные танцы. Ненависть к мадьярам, под влиянием иллирских идей, достигла у югославян такой силы, что когда в 1848 г. мадьяры восстали, южно-славянские подданные Австрии поднялись с оружием в руках против мадьяр в защиту императора, забывая в своей ненависти к мадьярам, что австрийские немцы, и в особенности венское правительство, такой же враг славянства, как и мадьяры. И. дал Хорватии и южн. славянству все, чем они теперь обладают и чем они могут гордиться. Он создал литературный язык и пробудил чувство национальности, содействовал просвещению народных масс, обратил внимание интеллигенции на жизнь народа и на родную старину, заставил ученых исследовать эту старину, народный быт и язык и т. д.; благодаря И. положенному основанию, хорваты и ближайшие их родичи имеют музеи, библиотеки и главный ученый центр всего юго-зап. славянства - "Югославянскую Акад. наук" (Jugoslavenska akademija znanosti i umjetnosti), в Загребе.

Ср. "Les Serbes de Hongrie" (Прага и Париж, 1873-1874); "Geschichte des Illyrismus", von D-r W. Wachsmuth (Лпц., 1849); "История славянских литератур", Пыпина и Спасовича (т. I, СПб., 1879); "Развитие народности у зап. славян", Гильфердинга (в "Собрании Сочинений" (т. II, СПб., 1868).

Ир. П.

Статья из Большого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона

Данная статья была взята с Большого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона. Это вовсе не означает что статью нельзя редактировать или обновлять, или исправлять неточность.

Если вы заметили неточность в статье, или хотите внести больше ясности, вы можете ее "редактировать" и "править" по Вашему усмотрению