Картография

Материал из Гуру — мира словарей и энциклопедий
Перейти к: навигация, поиск

Картография - до проникновения русскоязычного населения в Сибирь ПБЕ не испытывала на себе столь значимого антропогенного воздействия. Местные племена, промышлявшие на ее акватории примитивными методами охоты и рыболовства, находились в достаточно терпимой гармонии с природой. Но уже ко временам расцвета Великого Новгорода – XI – XII в. по крайней мере западная часть акватории ПБЕ (Обская губа) была известна в России. Азиатский Север представлял своеобразное Эльдорадо. За пушниной, моржовым клыком и ископаемым мамонтовым бивнем, а вернее, для про-стого грабежа в эти края стремились новгородские купцы и ушкуйники. В те времена длительность пути от Архангельска до Тазовского городка (Мангазеи) составляла 30 суток [502]. В более поздние века (XIV – XVI вв.), вероятно, в связи с похолоданием климата (Гумилев) длительность пути уже превосходила отдельный навигационный сезон и растягивалась на два, а иногда на три года.

Достоверные сведения о существовании Енисея в России знали еще до походов Ермака в Сибирь. В летописях времен Ивана Грозного (1530 – 1584 гг.) говорится о торговле в устье Енисея. Дополнительным подтвер-ждением этого факта служат сообщения голландского адмирала Нэя (1595 г.) о том, что «из их земли ежегодно отправляется по несколько ладей по Татарскому морю, мимо реки Оби, к другой реке, Гылисе, где русские ве-дут с туземцами торг одеждой и материями, и что как раз в скором време-ни из Холмогор отплывут десять ладей, которые направятся к названной реке и перезимуют там до будущего года, как делают обычно». Вначале меновая торговля, а затем и покорение независимых наро-дов Сибири «огнем и крестом» , их «объясачивание» были очень выгод-ным способом легкой наживы, обеспечивающим потоки «мягкой рухля-ди», в особенности шкур соболей и песцов, моржовых клыков и мамонто-вых бивней, высоко ценившихся в те времена. Проникнув еще в XI в. на реку Обь и ее приток Таз, архангельские поморы в XVI в. образовали тор-говый форпост, который послужил началом дальнейшего проникновения русских на восток. Помимо пушного промысла в Мангазее была развита резьба по дереву и кости. Начало этого промысла приходится на первое десятилетие XVII в. Резное дело базировалось на привозном и местном сырье [51]. Если олений рог и дерево были местного происхождения, то бивни мамонта и моржовый клык доставлялись с акватории и окружающей территории ПБЕ. Стартовой точкой в организации моржового промысла был город Старый Туруханск, расположенный на реке Турухан, впадаю-щей в р. Енисей.

Просуществовавшая до начала XVI в. беспошлинная торговля вы-звала известное недовольство московских властей и стимулировала по-стройку острога Мангазеи. Поводом для недовольства было наличие «мор-ского хода» [51] из Мангазеи в поморский Север, торговля пушниной с иностранцами, обеспечивающая вероятность их проникновения в Сибирь. С построением острога, возникновением таможни и присутствия стрелец-кого контингента с «огненным боем» было положено начало обнищанию туземного населения и хищническому истреблению пушных ресурсов дан-ного региона. Примерно в это время начинаются дальнейшее продвижение русских на Восток и освоение близлежащих территорий. В 1610 г. отряд мангазейских казаков и промышленников, отправившийся на север от устья р. Турухана, достиг низовьев р. Енисея, проник затем на р. Пясину и наложил ясак на пясинскую самоядь, где, по-видимому, и были заложены первые зимовья русских [435]. Подтверждением этому могут служить ос-татки русских строений, которые в устье р. Пясины в 1927 г. обнаружил Н. А. Бегичев.

Расцвет Мангазеи приходится на 20–е гг. ХVII в. Но к этому времени начинают скуднеть пушные промыслы. Политика развития региона идет двумя путями: усиление ясачных сборов и развитие других промыслов. Наличие трудовых ресурсов в Мангазее и сокращение объемов вывоза пушнины в 40–е годы XVII в. вызвали и возникновение литейного дела, сырьем для которого служила привозная руда, близкая по химическому составу к норильской. На первом поприще (ясачный сбор) настолько пре-успели, что из–за кабальной политики Московской и Тобольской админи-страций, вызвавшей многочисленные восстания местных племен, в 1672 г на р. Турухан была основана Новая Мангазея. Произвол Мангазейской ад-министрации, закрытие морского хода стимулировали отток части русско-го населения на енисейский Север. Переселение русского старообрядче-ского населения, начавшееся еще до переноса Мангазеи на р. Турухан, продолжается довольно высокими темпами. Согласно хроникам [397], ста-рожильческие поселения начинают образовываться в основном на водных путях и прежде всего по берегам Енисея ниже Туруханска (Хантайская слобода), в дельте и губе Енисея, вплоть до прибрежья Ледовитого океана. А. Н. Колесов приводит сообщение о том, что на мысе Бражникова ( 730 10’ с.ш.) в XVII в. была поставлена «пустынь», куда ссылали из Турухан-ского (Троицкого) монастыря провинившихся монахов. Помимо указанной «пустыни», монастырь в низовьях реки Енисея и Енисейском заливе имел до 12 заимок для промысла песца и ловли рыбы [435]. С середины XVII в. и до 1720 г. наблюдается весьма энергичный прирост в тех местах оседло-го русского населения, которое возросло с 300 человек почти до 2000 [397]. Стоит заметить, что такая густота населения даже в настоящее время здесь была только во время сталинской политики (30 – 50-е гг.).

Статья из Большого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона

Данная статья была взята с Большого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона. Это вовсе не означает что статью нельзя редактировать или обновлять, или исправлять неточность.

Если вы заметили неточность в статье, или хотите внести больше ясности, вы можете ее "редактировать" и "править" по Вашему усмотрению