Консул

Материал из Гуру — мира словарей и энциклопедий
Перейти к: навигация, поиск

Консул - должностное лицо, назначаемое одним государством, с согласия другого в портах и других торговых центрах последнего, для защиты прав и интересов торговли и мореплавания и для покровительства пребывающим там своим подданным. В отличие от дипломатических агентов, К. призван охранять не политические, а социально-экономические интересы. Ввиду преобладания, которое в наше время последние начинают приобретать над первыми, значение К. заметно возрастает и функции его постоянно осложняются. Подавленные в течение XVII и XVIII вв. дипломатией, консульские учреждения в XIX в. возрождаются к новой жизни и, рассеявшись по всей земной поверхности, являются выразителями существующей между народами солидарности.

История. Учреждения, сходные по мысли с современными консульскими, известны были уже и древнему миру. Вызываемые потребностями международных сношений, преимущественно торговых, они встречаются везде, где международная торговля достигает известного развития. Институт частного гостеприимства мог служить достаточной гарантией для иностранцев, пока международные сношения были редки и случайны. Для удовлетворения потребностей более развитой международной торговли нужны были и более твердые гарантии. С этой целью некоторые государства назначали особых должностных лиц и учреждали специальные суды, как было, напр., в Афинах и в Риме (полемарх и претор перегринов, эпагоги, навтодики и др.). В других государствах иностранцам предоставлялось самим заботиться о своих нуждах и интересах; в таких случаях они составляли самоуправляющиеся общины, с собственным судом и администрацией (греческая колония в Египте - Навкратис). Представители этих общин ничем не отличаются от позднейших К. на Востоке. Греческая жизнь выработала особый институт проксении, который во многом сходен с современными консульскими учреждениями на Западе. Проксены были представителями интересов иностранного государства и избирались последним, но почти всегда из местных граждан. Они получали печать с государственным гербом и обязаны были оказывать покровительство и давать советы всем гражданам представляемого ими государства, а в случае смерти кого-нибудь из них - заботиться об оставленном наследстве. Проксены были, вместе с тем, посредниками в отношениях между связанными проксенией государствами, политическими агентами и защитниками интересов представляемого ими народа. Без видимой связи с этими учреждениями древнего мира, но под влиянием тех же потребностей международной торговли, консульский институт появляется в средние века, когда государственное единство Рима, делавшее эти учреждения излишними, было разрушено. Раньше всего К. появляются на берегах Средиземного моря, где торговые сношения, никогда не прекращаясь совершенно, достигли значительного развития уже в IX - Х вв. Здесь впервые встречается и название "консул" [Это название имеет длинную историю. Перейдя от двух верховных сановников римской республики к императорам, оно давалось последними их советникам (Паниньяну, Трибониану и др.) и было усвоено также королями варваров, пока, около Х в., государи не отказались от него, как от низкого для них титула. Тогда название К. принимают верховные магистраты ставших к тому времени независимыми городских республик Италии. Но вскоре и они сменяют этот титул на новые - подесты, капитана, дожа. К., с этих пор, называются лишь выборные представители отдельных городских корпораций (consules mercatorum, consules artis lanae, consules ordinis maris и др.) Во Франции (Х в.) титул К., про-К. и вице-К. употреблялся вместо титулов графа и виконта, а с XII в. на юге название К. носят муниципальные сановники. С 1799 по 1804 г. титул К. носили верховные правители Франции, а прежние К. были переименованы в торговых агентов (agents de commerce).], в применении к представителям и судьям торгового сословия. Сконцентрировавшись в городах, сословие это организуется в самостоятельные корпорации, выборные представители которых носят название К.-судей. Среди них наибольшее значение приобрели торговые К. и морские (с. mercatorum и с. maris или ordinis maris). Зародившись в городских республиках Италии (Амальфи, Пиза, Трани и др.) еще в Х в., торговые суды, единоличные или коллегиальные, переносятся в южн. Францию и Испанию и, покровительствуемые королевской властью, получают затем всеобщее распространение под именем консульских судов. Они существуют и поныне, под названием торговых или коммерческих судов. Термины "консульский" и "торговый" продолжают в некоторых странах и в XIX в. употребляться, как однозначащие. От этих конс. учреждений внутренних или государственных следует отличать консульские учреждения внешние или международные (consules ultra mare, с. nationum). Возникновение последних тесно связано с первыми и объясняется перенесением на иностранную территорию отечественных учреждений, с которыми купечество успело свыкнуться. Уже на корабле, отправлявшемся в плавание, путешествующими купцами избирались из своей среды К.; затем такие представители купечества появляются и там, где купцы выгружали свой товар и поселялись на более продолжительное время. Чаще всего они получали К. с родины; если этого не было, статуты позволяли им выбирать К. из своей среды. Первые носили название с. missi, вторые - с. electi. Исполнять свои функции на иностранной территории К. могли только с согласия местной власти. В этом отношении консульские учреждения нашли удобную почву в традициях системы личных прав, предоставлявшей каждому лицу не только жить согласно своим законам, но и судиться у своих судей. Это право ясно формулировано еще в вестготских законах по отношению к заморским купцам (transmarini negotiatores), которые судятся у своих телонариев (telonarii). Такие представители самоуправляющегося иностранного купечества существуют повсеместно и носят различные названия: baiuli, praepositi, priores mercatuum, у северных народов - alderman'ов или старейшин. Только Византия строго охраняла античное начало территориальности и отступала от него лишь в виде исключения, и то не ранее XI в. Важное значение в истории развития консульских учреждений имели крестовые походы. В это время впервые основываются, под охраной христианской власти, фактории в Сирии, Малой Азии и Египте. Итальянские торговые республики - Пиза, Генуя Венеция и др., за оказанную крестоносцам помощь, получают от них разные привилегии для своих К. на Востоке. Положение дел не изменяется, когда завоеванные крестоносцами земли переходят под власть мусульман. Последние, получая значительные выгоды от морской торговли, которой сами не занимались, относились весьма терпимо к христианским факториям, покровительствовали им и предоставляли новые льготы. Права и привилегии христианских поселенцев и их консулов утверждаются со стороны мусульманских государей особыми актами, получившими название капитуляций. Сперва это были односторонние акты благоволения, которые могли быть во всякое время уничтожены; но впоследствии они приобрели значение и силу обыкновенных международных договоров. Капитуляциями стали называться с этих пор договоры, которые христианские народы заключали с мусульманскими - Турцией, Левантом, Берберией. В XIX в. термин капитуляция к ним более не применяется. Благодаря капитуляциям, К. из торговых судей и представителей торгового сословия, какими они были на первых порах, становятся представителями государства, с обширными правами и привилегиями. В их руки переходит, вслед за торговым судом, и гражданский, а иногда и уголовный над соотечественниками, даже в спорах с туземцами, если первые являются ответчиками или обвиняемыми. Консулу принадлежит полицейская власть в факториях и право защиты от произвола местных властей и от притеснений со стороны туземцев. На Востоке выработались лучшие образцы консульских учреждений. Наибольшая заслуга в этом деле выпадает на долю Венеции, Генуи, Марселя и Барселоны. В новое время (XVI в.) параллельное развитие консульских учреждений на Востоке и на Западе прекращается (о дальнейшей судьбе К. на Востоке см. Консульская юрисдикция). Окрепшая государственная власть и установление постоянных посольств сильно изменяют положение К. в западноевропейских странах. Консулы лишаются здесь, с одной стороны, юрисдикции над своими соотечественниками, с другой - характера дипломатических представителей, и становятся простыми торговыми агентами государства и защитниками его подданных, пребывающих за границей. Новое положение К. регулируется торговыми трактатами и внутренним законодательством отдельных стран, причем создается единообразное для христианских стран консульское право. Россия примыкает к этому движению с начала XVIII в. Первый русский торгово-политический агент (фан-ден Бург) назначен в 1707 г. в Амстердам. В 1711 г. учреждено русское консульство в Венеции, в 1715 - в Париже, в 1718 - в Вене, в 1723 г. - в Бордо и Кадисе; из азиатских стран - в Китае (1719) и Персии (1720). Иностранные К. в России неоднократно, в течение XVIII в., пытались присвоить себе право юрисдикции, но безуспешно: они не получили больше прав, чем имели К. на Западе.

Источниками консульского права служат: 1) консульские уставы или регламенты, 2) международные договоры и 3) обычай. Каждое государство самостоятельно определяет деятельность своих К. особыми уставами. Во Франции консульская служба подробно регулирована еще морскими уставами XVII в. (особенно Ordonnance de la marine 1681 г.); они послужили образцом для последующего законодательства других стран, между прочим, и для первого русского Консульского Устава 18 2 0 г. Второй Конс. Устав, поныне у нас действующий, издан в 1858 г. Он имеет в виду лишь консульские учреждения Европы и Америки, очень устарел, неполон, редактирован противоречиво и неясно. К. устав помещается в Своде Зак. т. XI, ч. 2; к уставу 1858 г. прибавлен 2-й раздел - о консульской службе на Востоке; последнее издание - 1893 г. К пересмотру устава давно приступлено, но о судьбе выработанного проекта ничего не известно. - Деятельность К. имеет место на чужой территории, и государство не может всецело регулировать ее своими регламентами. Необходимо соглашение, которое устанавливается в общих договорах о торговле и мореплавании (список действующих по отношению к России см. в примеч. 2 к ст. 2 Конс. Устава) или в специальных конвенциях: консульских (России с Францией и Германией 1874 г., - Италией 1875 г., - Испанией 1876 г.), о взаимной выдаче наследств (России с теми же странами, тех же годов, - с Англией 1880 г., - с Швейцарией и Норвегией 1889 г.), о поселении и др. - Наконец, международный обычай регулирует те отношения, относительно которых нет точных постановлений в договорах. Значение обычая особенно велико на Востоке; во многих случаях он является единственным источником консул. прав и привилегий. Сила его подтверждена в коллективных нотах европ. держав на имя Порты, когда последняя в 1881 г. захотела отменить различные почетные права К., которыми они пользовались исключительно на основании обычая. Общего соглашения между госуд. относительно конс. учреждений еще нет. Оно было бы вполне возможно в странах европ. цивилизации, в виду фактически существующего единообразия в их устройстве и деятельности.

Современная организация консульских учреждений. К. подчинены министерству иностранных дел той страны, интересы которой они призваны охранять; русские К., сверх того, находятся в известной зависимости от министерств финансов и морского, поручения которых они обязаны исполнять. Все консульские учреждения одного и того же государства, действующие в пределах другого (é tablissement consulaire), находятся под непосредственным надзором и покровительством местной дипломатической миссии, которая знакомится через них со всем происходящим в разных частях страны. В виду этого государство, принимая иностранных консулов, не всегда допускает их, по соображениям политическим, в некоторые местности (напр., в крепости, Россия - в свои среднеазиатские владения); государства восточные прямо перечисляют те порты и города, в которые К. могут быть назначаемы (в Китае их всего 11, в Японии - 8; в Персии одной России предоставлено право определять К. без ограничения их числа). Вся территория иностранного государства обычно разделяется на консульские округа. Наш Консульский Устав упоминает о них, но границ их не указывает; на практике такого деления для русских К. не существует. Во главе округа стоит К., в более важных пунктах - генеральный К., в менее значительных - вице-К. Иногда генеральному К. предоставляется надзор за всеми консульскими учреждениями округа или целого государства; К. и вице-К. могут быть назначаемы в помощь генеральному К. или К., и действуют тогда по их указаниям. Генеральный К., К. и вице-К. различаются лишь по своему рангу (русский генеральный К. - в V классе, К. - в VI, вице-К. - в VII), права же и обязанности их, если они действуют самостоятельно, одинаковы. Общим названием для всех является термин К. или консульского агента (в отличие от агента дипломатического); но название консульского агента употребляется еще и в специальном смысле, означая в этом случае низший (4-й) консульский ранг. Консульские агенты (Конс. Уст. отождествляет их с нештатными вице-К.) назначаются начальниками округов по своему усмотрению в подчиненные их надзору местности, но утверждаются министром. Они во всем подчиняются назначившему их К., который один отвечает за все их действия. Упомянутые 4 класса представляют типичное деление К., но встречаются и другие деления и названия: во Франции нет вице-К., но есть К. 1-го и 2-го класса, и все титулы при этом связаны не с местом, а с личностью; в Австрии генеральные консулы разделяются на 2 класса; в Англии употребляется термин проконсула, в смысле заместителя К.; в Северо-Американских Штатах существует только 3 класса: генеральный К., К. и коммерческий агент; временные заместители их сохраняют те же названия, с прибавлением "вице", а помощники их прибавляют слово "депутат" (deputy). При консульстве существует канцелярия, управляемая секретарем или "канцлером". Все совершаемые в консульстве акты вносятся в особые книги (наш Конс. Уст. предписывает обязательное ведение 6 книг), сохраняемые в консульском архиве. При К. на Востоке определяются особые переводчики или драгоманы. Все К. в настоящее время назначаются государством. Выборных К. нет; но старое деление на с. missi и с. electi сохранилось в применении к К. штатным и нештатным. Последние (electi, Wahlkonsuln, с. honoraires) выбираются из местных жителей, нередко из туземцев, на действительной службе не считаются и вместо жалованья получают в свою пользу консульские пошлины. Они продолжают свои торговые и другие занятия, но принять звание К. от другого государства не могут. Штатные К. (с. missi, Berufskonsuln) всецело посвящают себя консульской службе; заниматься торговыми делами им запрещается. На штатные должности назначаются собственные подданные, специально подготовленные к консульской службе. В России требуется одна лишь теоретическая подготовка, в виде специального экзамена, одинакового с лицами, посвящающими себя дипломатической карьере (ряд министерских предписаний с 1859 г.; см. "Annuaire diplom. de l'Empire de Russie", 1892). В других странах требуется, сверх того, и практика. Лучше всего поставлено это дело во французском законодательстве, которое предоставляет консульский пост лишь лицам, прослужившим известный срок в звании кандидата на консульскую должность (consul-élè ve). Сложность консульских обязанностей заставляет предпочитать штатных К. нештатным; но последние ближе знакомы с торговыми обычаями и ничего не стоят казне. Сохранение их возможно в местах, где у государства нет иных интересов, кроме торговых. На Востоке их совсем нет. Фактически и юридически деятельность их ограниченнее, авторитет - ниже. Поныне почти все государства прибегают к смешанной системе; одна Франция строго проводит систему штатных К. Назначение на должность совершается посредством консульского патента (lettres patentes, l. dé provision), который сообщается правительству страны, куда К. отправлен. Последнее должно дать свое согласие ("exequatur", в Турции - "берат"); по соображениям личным или политическим оно может в нем отказать. Консульская деятельность прекращается смертью или отозванием К. и отнятием у него exequatur'a. Во время войны она приостанавливается, а подданные поручаются покровительству К. нейтральной державы.

Деятельность К. проявляется в разных направлениях: 1) К. охраняет права и интересы государства, поскольку нарушение их может быть констатировано в его округе. Не имея политической роли, К. тем не менее доносит своему правительству о фактах, имеющих политическое значение. В особенности он наблюдает за точным исполнением торговых договоров и разных конвенций, а также извещает свое правительство обо всем, что может отразиться на отечественной торговле и мореплавании: об издании новых законов относительно торговли, о заключении новых договоров, об изменении тарифов, о ценах на продукты и пр. Кроме этих случайных извещений, К. представляет своему правительству периодические отчеты о своей деятельности (Конс. Устав требует отчетов 4-х месячных и годичных). Годичные отчеты К. рисуют промышленное, торговое, финансовое и экономическое положение консульского округа и сопровождаются соображениями К. относительно мер, могущих способствовать развитию отечественной торговли и мореплаванию в данной стране. Эти, иногда весьма ценные, отчеты печатаются в особых сборниках; у нас публикуются изредка извлечения из них в "Вестнике Финансов". 2) К. оказывает покровительство подданным назначившего его государства. Он дает им советы, рекомендует местным властям, защищает их от произвола последних и поддерживает все их справедливые требования. К обязан придти им на помощь в случае болезни и крайней бедности, заботиться о помещении их в местные больницы и дома призрения, а если необходимо, отправлять их даже на родину (особенно матросов, потерпевших крушение). К. по долгу службы является "временным опекуном и попечителем малолетних детей и вдов российских поданных, умерших в его округе, и заступает место их отсутствующих наследников в том случае, если умерший сам не назначил наследника, попечителя или опекуна в том месте". 3) К. является административным органом. Он ведет списки пребывающих в его округе подданных представляемого им государства, если отечественное законодательство устанавливает обязательную или факультативную имматрикуляцию. Русский Конс. Уст. ее не знает; явка у К. обязательна лишь в Персии (ст. 145). Консул заведует выдачей и визированием паспортов ("visa" - пометка К. на паспорте иностранца о явке его в консульство той страны, куда владелец его намерен ехать); следит за выполнением соотечественниками воинской и других повинностей по отношению к своему государству; выдает различные удостоверения - о жизни, смерти, происхождении товаров; легализирует своей подписью документы, исходящие от местных властей. В Персии К. наблюдает за благочинием между российскими подданными и имеет даже право подвергать их исправительным полицейским мерам (ст. 177). Особенно широкие полицейские права предоставляются К. по отношению к торговым кораблям. 4) К. исполняет функции нотариуса: "утверждает своей скрепой и печатью консульства документы, которые будут совершаемы в его округе или ему представляемы, и которые должны получить законную силу в России, как-то: свидетельства, заверяемые письма, завещания" и все юридическая сделки между русскими подданными, руководствуясь при этом отечественными законами; составляет и удостоверяет акты о гражданском состоянии, совершает даже гражданские браки, где таковые разрешаются; может принять на хранение вещи и деньги. 5). Судебная деятельность К. в странах европейской культуры весьма ограничена. К. выступает в роли примирителя или третейского судьи в тяжбах между соотечественниками, а по охранительному судопроизводству - в роли судебного пристава и мирового судьи, описывая и охраняя имущество умерших, безвестно отсутствующих и подопечных соотечественников. Деятельность К. при открывшихся наследствах регулируется иногда специальными конвенциями о выдаче наследств. Более широкая юрисдикция принадлежит К. лишь на Востоке (см. Консульская юрисдикция). К. исполняет судебные поручения отечественных властей: вручает повестки, снимает допрос, приводит к присяге и проч. 6). В портовых городах К. имеет еще специальные функции по отношению к отечественному судоходству: он должен наблюдать за неприкосновенностью принадлежащих госуд. флагу, по трактатам, прав и не допускать, с другой стороны, никаких злоупотреблений этим флагом. Права и обязанности К. различны по отношению к военным судам и коммерческим. Первым, по просьбе их командиров, он обязан оказывать всякое содействие, в особенности по доставке припасов или починке судна и в сношениях с местными властями. По отношению к торговым судам К. является начальником все время их пребывания в порту. Капитаны и шкипера обязаны по прибытии в порт явиться в консульство, представить корабельные бумаги и исполнять затем все распоряжения консула. К. разбирает все споры между матросами и шкипером или пассажирами, и может налагать на экипаж дисциплинарные взыскания. Он участвует в констатировании аварии, принимает, совместно с местными властями, меры при кораблекрушениях, дает разрешение на заключение бодмерейных займов и на продажу судов, совершает или утверждает акты о покупке подданными представляемой им державы иностранных судов. Совершаемые в консул. акты оплачиваются специальным сбором, назыв. консульскими пошлинами. Новый тариф конс. пошлин издан в России 8 июня 1893 г. (прил. к ст. 108 Консул. Устава). В 1893 г. эти сборы достигли в России 210241 р. металлич. Содержание русских К. и консул. агентов обошлось в 1893 г. в 726573 руб.

Права и преимущества К. В странах европейской культуры К., не имея представительного характера, не пользуется экстерриториальностью (на Востоке это право принадлежит ему наравне с дипломатическими агентами). Он подсуден местным уголовным и гражданским судам, но законодательством и конвенциями устанавливаются некоторые изъятия; напр., К. освобождается от явки в суд в качестве свидетеля, а допрашивается на дому или дает письменные показания; не подвергается аресту за долги, если не занимается торговлей и т. п. К. обычно освобождается от воинского постоя и личных повинностей, равно и от прямых налогов (они взимаются, однако, с недвижимого имущества К. и с его торговых операций). Он имеет право отмечать свое жилище государственным гербом и соответствующей надписью и поднимать над ним, а в гаванях - и на своем боте, национальный флаг. Это не дает, однако, жилищу и боту неприкосновенности. Ей пользуется только консульский архив, который не подлежит ни полицейскому обыску, ни судебному запрещению (у К., занимающихся торговлей - при том лишь условии, что архив строго отделен от личных бумаг К.). Вообще привилегии К. толкуются ограничительно по отношению к нештатным К. и расширительно по отношению к штатным; они обычно не распространяются на вице-К. и конс. агентов.

Литература. Кроме общих руководств по международному праву и монографий по дипломатии и посольскому праву, см. Miltitz, "Manuel des consuls" (Л. и Б., 1837-43); Steck, "Essai sur les consuls" (Б., 1790); Warden, "On the origin, nature, progress and influence of the consular establishment" (П., 1813); Ch. Tissot, "Des prox énies grecques et de le urs analogies avec les institutions consulaires modernes" (П. 1863); Pawinsky, "Zur Entstehungsgeschichte des Consulates in den Communen Italiens" (Б., 1867); F. de Cussy, "R églements consulaires des principaux Etats maritimes de l'Europe et de l'Amérique" (Лпц. и П., 1851); его же, "Dictionnaire ou manuel lexique du diplomate et du consul" (Лпц., 1856); Bulmerincq, "Consularrecht" (в "Holtzendorf's Handbuch d. V ö lkerrechts", т. IV, 1887); Ern. Lehr, "Manuel th éorique et pratique des agents diplomatiques et consulaires, français et é trangers" (П., 1888); Steinmann-Bucher, "Die Reform des Consularwesens aus dem volkswirthschaftlichen Gesichtspunkte" (Берлин, 1884); "Reports of the Committee appointed by the House of Commons to enquire into the constitution of the diplomatic and consular services" (Л., 1871-72). Руководства, более касающиеся отдельных стран: Франции - Podio (1843), Tangoigne (1843), Moreuil (1853), Bussy (1853); De Clercq et de Vallat, "Guide pratique des consulats" (4 изд., 1880); "Formulaire des chancelleries diplomat. et consulaires" (5 изд., 1880); Chevrey-Rameau, "R é pertoire diplom. et consulaire" (П., 1883, с дополн. след. годов); Dalloz, "Jurisprudence g éné ral" (v. Consul). Для Германии - König, "Handbuch des deutschen Consularwesens" (4 изд., Б., 1888); Zorn, "Die Consulargesetzgebung des deut. Reichs" (Б., 1884); Jochmuss, "Handbuch f ü r Consuln" (Дессау, 1852); Dochl, "Das Consulatswesen d. deut. Reichs" (Брем., 1873). Для Австрии - L. Neumann, "Handbuch des Consulatwesens" (B., 1854); Piskur, "Oesterreichisches Consularwesen" (B., 1862); Malfatti di Monte Tretto, "Handbuch des ö sterr.-ungar. Consularwesens" (B., 1879, дополн. 1882). Для Англии - Fynn (3 изд. 1841), Tuson (1865); Joel, "A consul's Manuel" (Л., 1879); Ingles, "Consular Formulary" (Л., 1879). Для Сев.-Ам. Соед. Штат. - Hensehaw (1849), Abbot (1863); Schuyler, "American diplomacy and the furtherance of the commerce" (Нью-Йорк 1886). Для Португалии - Ribeiro dos Santos et Castilho Barreto, "Traité du Consulat" (Гамб., 1839). Для Испании - Jove у Hevia (Мадр., 1858), Голландии - Werthheim (1861) и Zilcken (1873), Бельгии - Arutz, "Précis méthodique des ré glements consulaires de Belgique" (Брюс., 1876). В России появились: Воrel, "De l'ongine et des fonctions des Consuls" (СПб., 1807); его же, "Formulaire des chancelleries"; Д. Наумов, "Консульское право Европы и Америки" (М., 1856); А. Вейнер, "Консулы в христианских государствах Европы и С.-Ам. С. Шт." (СПб., 1894); В. Уляницкий, "Исторический очерк русских консульств за границей" (в "Сборн. Моск. Гл. Арх. Мин. Ин. Дел", вып. 5, 1893).

Вл. Г.

Статья из Большого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона

Данная статья была взята с Большого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона. Это вовсе не означает что статью нельзя редактировать или обновлять, или исправлять неточность.

Если вы заметили неточность в статье, или хотите внести больше ясности, вы можете ее "редактировать" и "править" по Вашему усмотрению