Корея

Материал из Гуру — мира словарей и энциклопедий
Перейти к: навигация, поиск

Корея - Находясь между 34°17' и 42°25' с. ш. и 124°35' и 130°50' в. д., К. занимает площадь около 218192 кв. км и, образуя полуостров, соприкасается с материком только на С и СЗ, где границу ее составляют река Я-лу-цзян (по-корейски Ам-но-кан), хребет Чан-бо-шань ("Длинные белые горы") и река Тумэнь-ула (Ми-цзян). Берега ее омываются на З Желтым морем, на Ю Корейским проливом, на В Японским морем. Эти моря образуют множество бухт и заливов и усеяны бесчисленным множеством островов, из которых главные - Кан-ва (или Кан-хуа) близ устья р. Хан-кан, Квельпарт, у южного побережья, и Олон-то (Матузима или Dageletisl.) y восточного. Первый остров имеет около 160 кв. миль; главный город его - Кан-хуа, с 15-20 тыс. жителей. Квельпарт - самый большой из всех островов: около 46 миль длины (с ЗСЗ на ВЮВ) и 17-20 миль в самом широком месте. О-в Олон-то, в 45 милях от материка, имеет около 25 миль в окружности и на многих картах ошибочно причисляется к японским островам (вероятно, благодаря своему японскому названию Матузима). Берега К. отличаются вообще труднодоступностью, более удобны только устья больших рек. Особенно опасны приливы и отливы на западном берегу, достигающие там 40 фт. По устройству поверхности К. является в высшей степени гористой страной. Главная горная цепь ее, отделяясь от Чан-бо-шаньского хребта Маньчжурии в горном узле, известном под именем "Белоголовой горы" (Бай-тоу-шань, Paik tou-san), проходит через весь полуостров с С на Ю и служит водоразделом между реками, впадающими в Желтое и Японское моря. Наибольшая высота до сих пор была найдена в так назыв. "Белых горах", где около залива Броутона (Broughton) определены две вершины в 8114 и 6310 фт. Кроме того, значительной высотой отличается г. Седловая на 38°10'20" св. шир. Равнина имеется только на З, именно полуостров Най-по. Из рек К., кроме вышеупомянутых, пограничных Я-лу-цзяна и Тумэнь-цзяна (обе реки берут начало почти в одном месте, у Бай-тоу-шань; первая река в устье имеет до 30 м., но потом значительно суживается и доступна только для плоскодонных лодок; никогда не посещалась европ. судами; вторая исследована русским фрегатом "Паллада" на 10 мл. от устья). Замечательны еще из впадающих на З, начиная с С, Цион-ционь-кан (Цин-цюань-цзян, Ching-chong R.,) у Та-тун (Да-тун-цзян), Хан-кан (Хань-цзян) и Цюм-кан (Keum-kang, Kum-R.), а из впадающих на ЮВ Нак-тун-кан. Из этих рек наиболее выдается по своему значению р. Хан-кан, так как на ней находится столица, почему она и известна более других рек. Главный недостаток ее - узкий фарватер, несмотря на значительную глубину. Климат К. известен очень мало, так как лишь недавно начались наблюдения и то только в 3-х открытых для торговли портах. К. также входит в область муссонов, но как страна гористая, расчлененная горными хребтами и окруженная с трех сторон морем, не может не отличаться значительными отклонениями ветров, под влиянием местных причин. На западном берегу местное расположение материка и моря противоположно общему их расположению в области муссонов, т. е. здесь ближайшее море находится к З от материка, а не на В. Но все-таки здесь общее влияние муссонов велико, и зимой преобладают N ветры, а летом SW; на восточном же берегу зимой W, а летом E и SE. Влияние муссонов сказывается и в том, что в К. облачность и осадки гораздо больше летом, чем зимой, даже и в ее западной части, где зимой облачность несколько более вследствие холодных сев.-зап. ветров, приходящих сюда из Маньчжурии более влажными (так как проносятся над Корейским заливом). Еще более преобладают летние осадки над зимними. Приводим (по статье проф. А. И. Воейкова: "Климат Кореи, Южн. Маньчжурии и Сев. Китая") наибольшие осадки за месяц и сутки с 1887 по 1890 гг., отдельно за каждый год:

Год Город Месяцы Колич. Сутки Город Месяцы Колич. Сутки
1887 Генсан август 738 - - Сеул август 379 - -
1888 " июль 314 июль 124 " июль 336 июль 266
1889 " июль 199 июль 89 " июль 365 июнь 79
1890 " август 324 сентябрь 126 " июнь 286 июнь 130
1887 Фусан сентябрь 219 июль 127, сент. 126 Чимульпо август 319 август 110
1888 " ноябрь 205 апрель 77 " июль 233 июль 154
1889 " июль 367 июнь 121 " июль 257 июль 79
1890 " апрель 238 август 99 " июнь 237 июнь 123

Таким образом, за три года и в трех более северных пунктах К. выпало наибольшее количество осадков в один и тот же месяц. По сведениям 1887-1889 гг. было следующее среднее число часов:

  С туманом Со снегом С дождем В том числе
Генсан 186 302 814 июль и авг. 330
Фусан 216 107 1552 июль 156
Чимульпо 585 0 422 август 115

Отсюда можем заключить, что туманы бывают чаще на западном берегу, нежели на восточном. В Чимульпо туманы бывают чаще всего с марта по июль, реже всего с октября по сентябрь; в Фусане всего чаще с июня по август, реже с октября по март. Вообще же количество осадков в К. за год и особенно за летние месяцы велико. В Фусане обильные дожди начинаются (подобно более южной полосе Китая и Японии) ранее, чем на С К. и особенно на равнине северного Китая и южной Маньчжурии. С мая по сентябрь выпадает в Генсане 910, Фусане 859, Сеуле 667, Чимульпо 562 (в Пекине 394 мм), вообще же на В более, чем на З. Не лишним считаем привести осадки и в % годового количества (за декабрь и июль): Фусан 4 и 21, Сеул 4,5 и 27, Чимульпо 5 и 25 (Пекин 0,4 и 36). Зима в Чимульпо также холодна, а в Сеуле гораздо холоднее, чем в лежащем почти на 2° севернее Генсане (к восточному бер. К. воздух спускается с довольно высоких гор и при этом нагревается). Лето в К. гораздо теплее, чем во Владивостоке, так как охлаждающее влияние лиманного течения (сильное во Владивостоке) здесь очень слабо и вода этого последнего скоро смешивается с более теплой, несомой летним муссоном с Ю Японского моря. Так как на морях близ К. зимой образуется много льда и после таяния последнего остается много холодной воды, то в К. весна гораздо холоднее осени, особенно в теплую половину года. На В К. море не покрывается льдом даже и в портах, но у западного берега ее замерзают реки и бухты, и до 37° с. ш. судоходство зимой прекращается. В заключение приводим за 3 года (1888-1890) одновременные средние температуры, облачность и осадки в мм по месяцам (они обозначены в таблице римскими цифрами по порядку) для Генсана (на вост. берегу, 39°12' с. ш. и 127°32' в. д.), Фусана (на юго-вост. берегу, 35°3' и 129°1'), Сеула (близ западн. берега, 37° 35' и 127° 1') и Чимульпо (на зап. берегу, 37°29' и 126°37').

Одноврем. средние I II III IV V VI VII VIII IX X XI ХII год.
Генсан -3,2 -6,0 4,6 10,5 36,5 20,6 23,6 25,4 20,1 13,7 7,7 2,3 11,7
Фусан 4,1 5,8 9,3 12,9 17,1 20,6 24,5 26,6 23,0 17,2 12,3 8,5 15,2
Сеул -5,6 -1,6 4,0 11,2 17,3 21,1 25,0 26,4 19,8 13,0 6,2 0,6 11,5
Чимульпо -3,5 -2,0 4,9 10,2 15,8 19,8 24,1 25,9 20,3 14,1 7,6 1,9 11,6

Облачность.

Сеул 3,4 3,6 4,7 6,1 4,6 5,3 6,1 4,1 4,5 3,1 4,1 4,4 4,4
Чимульпо 5,7 5,8 6,0 6,8 6,9 6,7 7,0 6,0 6,4 5,0 5,3 5,9 6,1

Осадки.

Генсан - - - - 31 71 227 431 150 47 - - -
Фусан 44 32 65 163 140 190 279 135 115 59 57 48 1327
Сеул 19 25 30 70 54 126 260 166 61 25 46 41 923
Чимульпо 31 18 20 49 45 125 199 129 64 38 43 44 805

Затем средние годовые наименьшие и наибольшие температуры: Генсан - 13,1 и 34,6; Фусан - 4,3 и 31,6; Сеул - 15,9 и 35,2; Чимульпо - 12,9 и 33,8.


Многие горы К., особенно в северной части полуострова, покрыты березовыми, сосновыми и буковыми деревьями. На склонах горных цепей, лежащих на высоте умеренного климата, произрастают: лавр, дуб, вяз, каштан, орешник, древовидная камелия и др. Здесь же встречаются лаковое дерево (Rhus vernicifera), восковая мирика (Rhus succedana), Urtica nivea, Dolychos soya, женьшень (Panax quinquefol i um). В южных провинциях растут пальмы, виноград, оливковые, апельсинные, лимонные, кипарисовые и тутовые деревья. Очень распространено и бумажное дерево (Broussonetia papyrifera). Из цветов наиболее распространены: ненюфар, астры, пионы, петушьи гребешки, не-тронь-меня, красная лилия и т. п. Корейскому полуострову свойственны млекопитающие: бурый медведь, волк, лисица, енотовидная собака, обезьяна, соболь, горностай, куница, барсук, рысь, выдра, белка, кабан, дикая коза (кабарга), олень и лось. В провинциях Хам-кифн и Кан-уонь, а также в некоторых местах провинции Кифн-сян во множестве водятся королевские тигры и леопарды. Из домашних животных известные корейские пони, коровы, бараны, свиньи, собаки, лошади и мулы пригоняются из Китая. Сокол распространен во всех провинциях и прирученные соколы вместе с кречетами употребляются на охоте. Самая обыкновенная дичь - фазаны, куропатки, утки и перепела. Кроме того водятся в большом количестве журавли (обыкновенные и черные), цапли, гуси, голуби, иволги (и разновидность иволги, "желтая птица"), малиновки, зимородки, кукушки, ласточки, воробьи, коршуны, вороны, орлы и т. п. Также богата К. и рыбой; мелкой рыбы превосходного качества очень много, из более крупной назовем сельдей, палтусов, скатов, торбетов, лососей и треску; много также черепах, крабов, дельфинов и акул. В водах К. водится много раковин (притом, по рассказам, громадное количество их с жемчугом), каракатиц, улиток и лягушек. Из пресмыкающихся (кроме саламандр) упоминаются стоножки, ядовитые змеи и даже удавы. Главное богатство К. в ее минералах, хотя они в настоящее время добываются в очень ограниченном количестве, добыча же золота (в горах провинции П'ифн-ань) и совсем запрещена. С добытого серебра (указывается в провинциях К'ифн-к'ы, Ц'юн-цифн и Цифнь-на) берется 2/10 всего количества в пользу правительства, очистка серебра плохая. Медь находится также в большом количестве (в провинциях К'ифн-к'ы, Кифн-сян и П'ифн-ань), но ежегодно дозволяется добывать ее только определенное количество (чтобы поддержать цену медной монеты). Железо добывается во многих провинциях и хорошего качества. Много также в горах К. каменного угля и серы, но они не разрабатываются. Количество населения К. определяется различно, от 7 до 16 млн.; цифра 12 млн., вероятно, близка к истине. В 1883 г., по официальной переписи, насчитано 10518937 человек, в том числе 5322633 муж. и 5196304 жен. Число домов и семейств во всех провинциях К. определяется в 1715653.

Иностранцев в К. в 1892 г. было 12631, в том числе 9890 японцев, 2556 китайцев, 51 англичанин, 80 американцев, 28 французов и 26 германцев. 40 протестантских миссионеров (300 прозелитов) и 20 римско-катол. (30000 прозелит.). Земледелие составляет главное занятие жителей страны; обрабатывание земли производится примитивным способом (деревянные сохи, мотыги, деревянные бороны и бамбуковые грабли); жнут серпами. Рис сеется только в низменных местах, где воды много и ею легко воспользоваться; на более возвышенных местах сеются злаки. Обрабатываются только более удобные склоны холмов (преимущественно южные) и бока долин; необработанными остаются такие места, которые в Китае непременно подверглись бы обработке. На полях масса камней и сорных трав. Естественное плодородие почвы обусловливает, однако, хороший урожай, так что в средней части К. бывает ежегодно два сбора: озимая пшеница или ячмень, а затем полевые овощи (брюква, бобы и даже дыни). Главные хлебные растения, возделываемые в К.: рис, ячмень, пшеница, просо (метелковидное и клейкое). Риса мало возделывается только в сев. провинции Хам-кифн, где преимущественно сеется пшеница. Зерна обращаются в муку или посредством ручных каменных мельниц, или при помощи ступ с пестами, приводимыми в движение или руками, или ногами, или водой. Из огородных растений разводят бобы, горох (простой и зеленый), огурцы, дыни, тыквы, имбирь, чеснок, репу, морковь, брюкву, сельдерей, бадичжан, таро, капусту, различные грибы, бататы и пр. Кроме того, разводятся лекарственные растения (scutellaria viscidula, platycodon grandifolium), саго, шафран, пенька, индиго, кунжут, tournefortia arguzina (растение, дающее красную краску) и хлопчатник. Посадка деревьев обязательна для жителей и в селениях, и на межах полей. Бумажные материи производят все провинции К., но особенно славится ими провинция Кифн-сян. Разведением тутовых деревьев и воспитанием шелковичных червей занимаются жители всех провинций; лучшим считается шелк из провинции П'ифн-ань. Шелковые материи употребляют на платье только высший и средний классы общества, между тем как бумажные материи носят решительно все. Наиболее любимые (с древности) цвета материй - красный, зеленый, коричневый и синий. Бумага производится также во всех провинциях; самая лучшая - в провинции Цифнь-на. Корейская бумага славится во всех соседних государствах и ценится очень дорого. Производством ее преимущественно занимаются буддийские монахи. Идущее для приготовления этой бумаги дерево Broussonetia papyrifera разводится по межам и запущенным полям. Для прочности при выделке бумаги в массу прибавляется порошок из растения ц'ифнь-кон (один из видов Levisticum). Бумага самого низшего сорта пригоготавливается в провинции Хам-кифн, из ячменной мякины. Табак во всеобщем употреблении и разводится во всех провинциях. Корейская водка гонится преимущественно из риса, очень крепка, но плохо очищается и содержит большой процент сивушного масла. Производство ее обложено акцизом. Пути сообщения в К. можно разделить на 3 разряда: 1) главные дороги, в количестве 7, служащие средством сообщения столицы с различными частями государства, а также с Мукденем и Пекином; эти дороги имеют 20-30 фт. ширины и по бокам их прокопаны канавы; 2) второстепенные дороги, в 8-10 фт. ширины, без канав, преимущественно в южных провинциях, между городами; в гористых северных провинциях их заменяют речные долины, и 3) проселочные. Вообще все эти пути в довольно плохом состоянии; мостов мало, да и те почти все деревянные. На главных дорогах устроены правительственные почтовые станции (под главным ведением военного министерства), числом 471, служащие для доставки казенных бумаг, курьеров и чиновников. Большинство грузов переносится носильщиками, среди которых немало и женщин; они имеют свою особую организацию. Судоходство каботажное по рекам западного и южного берегов (в особенности по pp. Хан-кан, Та-тун-кан и Нак-тун-кан; первая река судоходна на 60 в., до Сеула, и доступна даже морским судам). Между открытыми для торговли портами К. и портами Китая и Японии, а также Владивостоком поддерживается правильное пароходное сообщение японскими и китайскими пароходными компаниями, в Генсан же ходят и русские пароходы. Чимульпо, Генсан и Сеул соединены, через Маньчжурию, со всемирной телеграфной сетью, а Фусан соединяется подводным кабелем с Нагасаки. Для внешней торговли в К., до последнего времени были открыты только 3 порта: Генсан (Gensan, иначе Юань-Шань, порт Лазарев или бухта Broughton) - на восточном берегу, Фусан (Fou-san) - на юго-восточном, и Жень-чуань (Jen-chouan), с гаванью Чимульпо (некоторые пишут Цхэ-маль-по) - на западном берегу, у входа в р. Хан-кан. Торговые обороты всех этих трех портов с 1888 по 1892 г., в долларах:

  Ввоз Вывоз
1888 3046443 867058
1889 3377815 1233841
1890 4727839 3550478
1891 5256468 8366344
1892 4598485 2443739

В 1892 г. было ввезено хлопчатобумажных изделий (главным образом, шертинг и муслин) на 2130103 доллара, шерстяных изделий на 31713 долларов, металлов (главным образом, медь и цинк) на 759364 доллара. Главными предметами вывоза в том же году были: бобы, на 797884 доллара, и воловьи кожи, на 291080 долларов. Монополию правительства составляет вывоз женьшеня (в Китай, на сумму до 40 тыс. долларов ежегодно). В 1892 г. ввезено из Китая на 2050854 доллара, из Японии на 2542486 долларов, из Уссурийского края на 21950 долл. По отчетам таможни в 1892 г. было вывезено золота из 3 открытых портов К., главным образом в Китай, на сумму 852751 доллара. Значительное количество вывезенного золота остается неизвестным, так как уходит из К. на джонках и рыбачьих лодках, не из открытых портов и, следовательно, вне надзора таможни. В 1883 г. были открыты в 3 портах таможни, по образцу китайской морской таможни, но статистические данные стали публиковаться гораздо позднее. Таможенная служба отправляется агентами под надзором главного комиссара в Сеуле, при котором состоят секретарь из европейцев и агенты из китайцев. Эти три таможни доставили корейскому правительству в 1888 г. 3913501 долл. (Чимульпо 2028923, Фусан 1021158 и Генсан 863420), а в 1889 г. 4611656 доллар. (2216726, 1424036 и 970894). В 1889г. порты К. посетило всего 1224 судна, вместимостью в 775 9 0 тон. В 1892 г. число судов увеличилось до 1386, с 390497 тонн вместимости, в том числе 538 паровых в 358771 тон., 131 парусное в 8278 тон. и 717 джонок в 23448 тон. Почти все суда, посетившие в 1892 г. порты К., принадлежали японцам, и только незначительная часть европейцам (русских - 45, на 24855 тон.). Единственная монета, обращающаяся в К. - медная, такая же, как и в Китае, но в связке (нян) считается всего 100 монет, и десять связок составляет единицу высшего разряда (кань). Называется эта монета пунь и стоит около 2 сантимов. Серебро, как и в Китае, принимается по весу. На юге, кроме того, обращаются мексиканские доллары и японские янь (yen, ланы), по курсу 560-650 мон. за доллар. В последнее время сделана была попытка чеканить серебряную монету правильной формы, но без успеха. Меры длины, веса и вместимости в К. - китайские; величина их, как и в Китае, различна, смотря по местности; вместо китайских они имеют свои местные корейские названия. Административное устройство К. было до последнего времени сколком с устройства Китая при Минской династии. Корейский король - монарх неограниченный, имеющий право жизни и смерти над своими подданными, независимо от их происхождения или состояния. Только в отношении к Китаю корейские короли (носящие титул ванов или царей) до последнего времени считались вассалами; при вступлении на престол и назначении наследника престола они должны были испрашивать согласие китайского императора, ежегодно посылать посольства в Пекин для получения календаря на будущий год (знак вассальных отношений), с особым почетом встречали китайских послов, не имели права чеканить монету (хотя, начиная с Сюк-цуна, 1675-1720, постоянно чеканили) и т. п. В случае несовершеннолетия короля, от его имени правит государством его мать. Следующим после короля лицом в государстве является председатель верховного совета из трех членов, обычно сменяемых через 2-3 года; за болезнью короля он принимает на себя временное управление государством. Все дела центральной администрации до последнего времени были разделены между 6 министерствами (те же, что и в Китае), к которым в последнее время прибавлены состоящие в непосредственном ведении короля два новых управления: внутренних и внешних (иностранных) дел. Отличительная черта провинциальной администрации К. - децентрализация власти: начальники провинций являются почти неограниченными распорядителями судеб жителей и нередко именуются ванами. Для контроля над ними и их подчиненными назначаются время от времени особые фискальные ревизоры, доносящие о замеченном прямо королю. Сухопутными войсками каждой провинции начальствует особое лицо, морскими - также. Выше их стоит главный военачальник, заведующий войсками того и другого рода. Корейское войско еще в худшем состоянии, чем китайское, хотя с начала 80-х годов появились в К. инструкторы (сначала китайские, потом японские и даже европейские) и европейское оружие. Собственно всякий кореец (исключая дворян), достигший совершеннолетия, вносится в списки солдат, поверяемые каждые шесть лет; но льгот, избавляющих от военной службы, очень много и наличное число солдат невелико, да и из тех в относительном порядке содержится только гарнизон Сеула. Жалованье как военным, так и гражданским чиновникам выдается рисом и горохом. Как и в Китае, считается 9 классов чинов; гражданские чиновники выше военных; всякий чиновник через известное число лет (2-6) сменяется и ожидает повышения. Кроме дворян, составляющих отдельное замкнутое сословие, потерявшее, впрочем, при нынешней династии значительную долю своего значения, и рабов, уменьшающихся в числе (рабами считаются дети рабов, затем продавшие себя или проданные в рабство и найденыши), в К. существует еще средний класс простолюдинов, имеющий доступ к экзаменам и должностям, но только низшим. Характерно в этом классе стремление образовать артели или корпорации лиц одной специальности, для борьбы со своеволием и злоупотреблениями дворян и чиновников. Носильщики, напр. (числом до 10000), судятся своими старшинами, и правительство не вмешивается в их дела; иначе носильщики бросают данную местность, и всякое движение товаров прекращается. Впрочем, вследствие страшно развитого своеволия и взяточничества чиновников и дворян, такие артели не всегда помогают простолюдинам, положение которых нередко хуже, чем положение рабов. Корейское законодательство возникло под сильным влиянием китайских законов времен династии Мин. Хотя действующее ныне уложение, изданное в конце прошлого столетия, отменило многие виды казни и пытки, все еще те и другие в К. поражают своей жестокостью: до сих пор еще употребляются дыбы, практикуются вывих и искривление костей различными способами, перепиливание ног веревкой из плетеного волоса или ребром трехгранной планки; затем нередко воров и разбойников забивают до смерти палками и т. д. Финансовые средства К. не могут быть определены с достаточной точностью, главным образом потому, что налоги большей частью взимаются натурой (главным образом земледельческими продуктами), равно как и часть расходов производится тоже натурой. Министр финансов, на основании донесений провинциальных властей, ежегодно определяет количество сбора. Этим открывается полный простор произволу местных властей, не забывающих и себя при определении количества обложения. Доходы с каждой провинции идут только на известные потребности, отчего путаница в государственном хозяйстве еще более увеличивается. Правительство ежегодно получает около 1½ млн. долларов сбора с лиц, внесенных в списки подлежащих военной службе; в его же пользу идут доходы от выпуска медной монеты, продажи женьшеня и таможенных сборов.

В административном отношении К. делится на 8 провинций (до, кит. дао), в свою очередь, подразделяющихся на 27 областей (цю), 62 департамента (п'у), 77 округов (кун) и 165 уездов (хифнь). Пять из этих провинций (букв. "дорог") находятся в западной половине полуострова, а три - в восточной. В западной части полу о-ва, считая с С: I. П'ифн-ань-до (по-кит. Пинь-ань-дао), отделяющаяся от Маньчжурии рекой Я-лу-цзян, на берегу которой, близ ее устья, лежит важный по сношениям с Китаем и Маньчжурией город Ы-цю (И-чжоу); на прав. берегу р. Та-тун-кан - главный город провинции, П'ифн-ань, значительно укрепленный; в пров. ок. 2 млн. жит. - II. Хуан (Хоан)-хае-до (Хуан-хай до); население (ок. 1 млн. душ) преимущественно занимается исканием жемчуга, рыболовством, добыванием соли из залежей ее, разведением женьшеня и т. п., так как почва не особенно плодородна; вследствие близости Шань-дунского берега, по берегам сильно развита контрабанда: главный город провинции - Хае-цю (Хай-чжоу). - III. К'ифн-к'ы-до (Цзин-цзи-дао, "Столичная дорога"), в бассейне р. Хан-кан, близ которой лежит и гл. г. провинции Хань-ян (или Сеул), столица государства, под 37°30' с. ш. и 127°4' в. д. от Гринвича; население Сеула определяется в 120-250 и даже 300 тыс.; всего в провинции ок. 1 млн. жит.; в этой же провинции порт Чимульпо, с иностранными кварталами и с особым муниципальным советом (консулы и 4 корейца) для хозяйственных дел. - IV. Цюн-цифн-до (Чжун-цин-дао), население до 1700 тыс.; очень плодородна, в особенности полуо-в Най-по; главный город - Кон-цю, на р. Цюм-кан или Кум. - V. Цифнь-на-до (Цюань-ло-дао), на самом ЮЗ полуо-ва, с населением около 2 млн. душ, славится плодородием почвы и отличными пастбищами; рогатый скот отличается ростом и силой; отсюда вывозится в Японию много кож, сала, рогов и костей; берега усеяны множеством о-вов, среди которых группа небольших скал образует удобную гавань, известную под именем порта Гамильтон; к этой же провинции причисляется и о-в Квельпарт, суровые обитатели которого (большей частью потомки ссыльных, так как остров до последнего времени служил местом ссылки - наказания, очень часто применяемого в К.) занимаются, между прочим, изготовлением соломенных шляп; главный город провинции - Цифн-цю. В восточной части полуострова находятся провинции: VI. Хам-кифн-до (Сянь-цзин-до), на самом севере, на границе с Маньчжурией и Южно-Уссурийским краем (около 25 в., по р. Тумэнь-ула); дикая гористая страна, самая большая из всех провинций К., населения же всего около 800 тыс.; в южной части ее превосходная гавань, известная у нас под именем порта Лазарева (около 80 кв. в.), с городом Генсаном (около 10 тыс. жителей), к С от которого лежит главный город провинции, Хам-хын, тоже на морском берегу. - VII. Кан-уонь-до (Цзян-юань-дао), с главн. гор. Уонь-цю, в западной части ее, более плодородной и потому более населенной; вообще населения около 700 тыс.; провинция гориста, мало плодородна и слабо населена, но славится красотой природы; к ней принадлежит и о-в Олон-то. - VIII. Кифн-сян-до (Цин-шан-дао), в юго-вост. части К., самая богатая из всех провинций; жит. ок. 3 млн.; гл. гор. Тайку; в этой провинции находится порт Фусан (в 30 милях от о-ва Цусима и в 160 от Нагасаки), с особым японским городом, очень благоустроенным; вся торговля этого порта в руках японцев, скупающих по дешевой цене и будущие урожаи; в японских же руках находится и морское сообщение Фусана с другими портами, и только в последнее время явилась им конкуренция со стороны пароходов Шевелева и К 0, дважды в месяц заходящих в Фусан во время рейса Владивосток - Шан-хай и обратно.

История. Древнейшим названием К. считается то, которое она снова получила при настоящей династии Ни (Ли, с 1392 г.) - Чао-сянь или, по корейскому произношению, Тиф-сифнь (Тё-сёнь). Название К. у европейцев произошло от имени династии Ко-ре или Ко-ри (по японскому произношению Ко-рай, по-китайски Гао-ли). Маньчжуры называют корейцев Солхо. Все сведения о древней истории К. основаны на показаниях китайских историков и сводятся к рассказам о нескольких последовательных выселениях китайских колонизаторов в К., каковы Цзи-цзы (по-корейски Кые-ца, в 1121 г. до Р. Х.), Вэй-мань (194 г. до Р. Х.) и др. С 194 г. до Р. Х. южная К. описывается разделенной на 3 главных владения (по-корейски Сам-хань; так называют себя корейцы иногда даже и теперь): Ма-хань на З, Чэнь (Сионь)-хань на В и Бянь (Пионь)-хань на Ю. Сильнейшим из этих владений было Сифнь-хань, просуществовавшее 87 лет. Продолжением его считается царство Синь-ло (Синра; с 57 г. до Р. Х. по 935 г. по Р. Х.), которым, в 660 г. по Р. Х., покорено было возникшее на месте Ма-хань (18 г. до Р. Х.) царство Бо-цзи (Пайк-те или це, по-японски Хяку-сай). В северной К. и смежных частях Маньчжурии 705 лет (с 37 г. до Р. Х.) существовало царство Гао-гюй-ли (Кокури). Весь этот период истории К. характеризуется, с одной стороны, борьбой этих владений между собой из-за первенства, причем в конце перевес переходит на сторону Синь-ло, с другой - довольно успешной борьбой царства Синь-ло с Японией и почти постоянным (вольным или невольным) подчинением севера К. Китаю. Все корейские царства старались наперебой перенести к себе все китайское. К 872 г. по P Хр. относится введение буддизма в царстве Гао-гюй-ли. Из К. буддизм и китайские классические книги попали и в Японию. Главную роль при этом играло царство Бо-цзи. Объединение корня произошло при династии Гао-ли, основатель которой, Ван-цзянь (по-корейски Вань-кионь, 877-943), управлял и раньше полновластно всеми делами царства, а в 918 г. свергнул последнего государя из фамилии Гао (Ко) и сам занял престол. В 932 г. он отправил в Китай посольство, с признанием вассальных отношений, и получил от Китая, кроме титула Гао-ли'ского вана (царя), еще китайские чины, определявшие его ранг в числе других вассалов и подданных Китая. В 935 г. отказался в пользу Ван-цзяня от престола и Синь-лоский царь. Период династии Гао-ли ознаменован усилением буддизма в К. (впоследствии число буддийских монахов возросло до того, что они неоднократно рвались поднимать бунты против правительства). С Китаем поддерживались постоянные вассальные отношения (прерываемые только удалением китайских династий на юг), причем нередко были отправляемы туда избранные молодые люди, для обучения в китайских правительственных школах. Северные пределы К. страдали от нападений киданей, чжурчженей и монголов, юг же грабили и опустошали японцы. Остатки киданей тревожили К. и после уничтожения царства Ляо; для борьбы с ними сами монголы предложили, в 1218 г., союз, принятый К. В конце концов К. признала свою полную зависимость от династии Юань (см. Китай). Первое представление дани монголам относится к 1241 г.; корейские государи постоянно являлись ко двору монгольских императоров; там же жили и наследники престола, возвращавшиеся на родину только после смерти отца, для занятия (с разрешения монгольского императора) престола; в известных случаях и корейский государь, и его окружающие одевали монгольский костюм. Когда в Китае пала Юаньская династия и воцарилась Минская, то К. очутилась в двусмысленном положении: с одной стороны она признала свои вассальные отношения к новой династии (1368 г.), с другой стороны продолжала прежние отношения и к удалившейся из Китая Юаньской и даже открыто приняла сторону последней, двинув свое войско к границам Китая. Таким положением дел, в связи с тяготением всего населения к Китаю, искусно воспользовался тесть последнего государя династии Ко-ри и главнокомандующий корейской армии Ни-цион-кое или Ни-тай-цо (по-китайски Ли-чэн-гуй или Ли-тань). Он низложил династию Ко-ри (Гао-ли) и основал новую (в 1392 г.), признанную Китаем на условии вечного данничества и названную старым именем Тиф-сионь. Первым делом Ни-цион-кое было водворение порядка в стране, измученной жестокостями и развратом последнего государя из династии Ко-ри (Кон-ян-ван, 1388-1391), и довершение ее административного устройства по минскому образцу. Столица была перенесена из Сун-то (теперь Кай-сион-пу, в провинции К'иен-к'ы-до) в Сеул. Первые два века царствования новой династии протекли в полном спокойствии, нарушавшемся только по временам, со второй полов. XV в., борьбой двух партий, которые существуют и до настоящих пор, только изменив свой характер: одна партия (приверженцы старины) тянет в сторону Китая, другая (новаторы) склоняется на сторону Японии. Впрочем, последнее государство никогда не пользовалось в К. расположением массы, так как население последней постоянно страдало и от нападений и грабежей японцев, и от чисто кулаческой деятельности японских купцов. До сих пор сохраняется еще в К. память о страшном опустошении, произведенном там японцами в 1592-1598 гг. На выручку К. поспешила китайская армия и хотя сначала не имела успеха, но потом успела оттеснить японцев на юг. Корейское правительство не забыло этой услуги Минской династии, и когда последней стали грозить маньчжуры, корейские войска поспешили на помощь Минским. Требование маньчжур признать зависимость от них было с гордостью отвергнуто тогдашним корейским королем Ли-цзуном (Инь-цио), и только походы 1627 и особенно 1637 г. заставили его признать зависимость от маньчжур (Дайцинской династии), скоро овладевших Китаем. С тех пор К. сохраняла свои вассальные отношения к Дайцинской династии, и только дань, первоначально довольно значительная, с течением времени сокращалась все более и более и теперь обратилась в пустую формальность. Первыми европейцами, попавшими в К., были голландцы, потерпевшие крушение близ К. на пути в Японию. Иные из них успели бежать в Японию, а Хамель (Hendrik Hamel), пробывший в К. с 1653 по 1667 г., по возвращении в Голландию издал (в 1670 г.) описание своего пребывания в К. Первое появление христианства в К. относится к 1784 г., когда молодой кореец Сэн-хуни (Senghuni) крестился в Пекине и, по возвращении на родину, стал там проповедовать христианство. Проповедь пошла довольно успешно; христианство приняли многие из ученых корейцев. Однако, требование оставить культ предков, чтимых в К. пожалуй даже более, чем в Китае, заставило многих прозелитов отказаться от христианства и навлекло на ревностных христиан гонение со стороны правительства. Сначала христиан преследовали не особенно сильно, но с 1801 г. начались страшные периодические преследования их, причем погибло и несколько европейских миссионеров (католических, которые появились в К. с 1836 г.). Когда, со смертью в 1864 г. короля Чуль-цуна, прекратилась прямая линия фамилии Ни (Ли) и был возведен на престол малолетний Ли-хи (царствующий и ныне), то в лице его отца-регента, Тай-вэнь-гуна, захватила в свои руки власть партия, явно враждебная всему иностранному. В 1866 г. был казнен епископ Берньё и все его спутники миссионеры. Франция отправила 3 судна с десантным отрядом, чтобы наказать К., но эта экспедиция окончилась неудачей и только еще более усилила гонение на христиан. Также неудачно пытались попасть в К. американские авантюристы, в 1866-67 гг. В 1873 г. король достиг совершеннолетия и сам стал управлять государством. Только тогда удалось, и то одной Японии, заключить в 1876 г. договор с К., причем последняя была объявлена государством самостоятельным. Тотчас же был открыт для японской торговли порт Фусан, а в 1880 г. - Генсан. Для ослабления японского влияния пекинское правительство поручило Ли-хун-чжану устроить договоры К. с европейскими государствами. Первые заключили (в мае 1882 г.) договор Северо-Американские Соединенные Штаты, затем Англия, Германия, Франция и, наконец, в 1884 г., Россия. По этим договорам (тоже без упоминания о зависимости К. от Китая) были открыты для внешней торговли 3 порта и столица. Заключение договоров с иностранцами и допущение последних внутрь страны подняли всех приверженцев старины, с Тай-вэнь-гуном во главе. В 1882 г. японский посланник Ханабуса и его свита должны были проложить себе оружием дорогу среди возмутившейся толпы и бежали в Чимульпо, на английское судно. Япония получила удовлетворение, и Тай-вэнь-гун пробыл в плену в Китае до 1884 г. В 1884 г. подняли беспорядки сторонники японцев, предводительствуемые Кюм-ок-кюном, и в течение 7 дней владели столицей. Однако, население Сеула восстало поголовно, выгнало их и японцев; Кюм-ок-кюн жил с тех пор в Японии, а в 1894 г., по прибытии в Шанхай, был убит одним из соотечественников. В том же 1884 г. Япония отправила в К. войска, но, по договору с Китаем, в следующем году отозвала их оттуда, и оба государства обязались не посылать в К. войск без предварительного извещения другой стороны. Япония получила значительное экономическое влияние в К., особенно на юге полуострова, благодаря массе своих представителей и их торговой предприимчивости; зато в сфере политической огромным влиянием постоянно пользовался китайский резидент в Сеуле, перед которым отступали на задний план как все представители иностранных государств (североамериканский министр-резидент, русский поверенный в делах, английский и немецкий консулы и французский комиссар), так и советники короля из иностранцев (сначала, по протекции Ли-хун-чжана, немец фон-Мёллендорф, а потом 3 американца). Когда, весной 1893 и 1894 гг., начались восстания на юге К. и китайское правительство, по просьбе корейского, отправило на помощь отряд войска (с предварительным извещением Японии, согласно договору 1885 г.), то японское правительство, воспользовавшись этим, стало отправлять отряд за отрядом в К., под предлогом охраны японской миссии (на что оно получило право по договору 1882 г.) и не прекращало этой посылки войск даже после подавления восстания (в пров. Цион-на). Китай, сообразно с этим, увеличивала число своих войск в К. Наконец, 1 августа н. с. 1894 г. Япония формально объявила Китаю войну, сначала происходившую на корейской территории. Таким образом началась японско-китайская война (см. Япония).

Литература. О. Иакинф, "История о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена" (ч. 2-я, СПб., 1851), П. Дмитревский, "Записки переводчика... Отано Кигоро" (СПб., 1884, "Зап. И. Р. Г. Общ.", т. XII, № 4); M. A. Поджио, "Очерки Кореи" (СПб., 1892); Д. Покотилов, "Корея и японско-китайское столкновение" (СПб., 1895); M. Пуцилло, "Опыт русско-корейского словаря"; "Библиотека путешествий", изд. Плюшара (т. III, СПб., 1854); Hendrik Hamel, "Relation du Naufrage d'un Vaisseau Holandois" (П., 1670); Campbell, "Report of a J ourney in North Corea" ("Blue Book, China", № 2, 1891); Carles, "Life in Corea" (Л., 1888); Dallet, "Histoire de l' église de Coré e" (П., 1874); Du Halde, "Histoire abr égée de la Corée" ("Description", v. IV); "Dictionnaire Coréen-Français, par les missionaries de Coré e..." (Иокогама, 1880); "Grammaire Cor é enne..." (Иокогама, 1881); Griffis, "Corea: the Hermit Nation" (Л., 1882); Lowell, "Ch ö son, the Land of the Morning"; Calm, "A Sketch of Corea" (Л., 1883); Oppert, "Corea: a Forbidden Land" (Л., 1880). Ross, "History of Corea"; Scott, "A Corean Manual" (Л., 1892); его же, "English-Korean Dictionary" (Шанхай, 1891); Underwood, "Concise Dictionary of the Korean Language" (Шанхай, 1890); Underwood, "Grammar of Corean Language" (Шанхай, 1890); Maurice Courant, "Bibliographie Coré enne" (П., 1895; вышел только 1-й том); Cordler, "Bibliotheca Sinica" (т. II).

А. О. Ивановский.

Корея (дополнение к статье) - империя. Точных данных о числе жителей в К. не имеется; оно определяется различно, от 8 до 16 млн. душ обоего пола. До данным 1900 г., население, подлежащее обложению налогами, определено в 5608151 (3102650 мужчин, 2505501 женщин), а общее число жителей - в 9670000 душ обоего пола. Более значительные города: Сеул (197 тыс. жит.) и Фузан (57 тыс. жителей). Иностранцев до 45000, из них 40000 японцев и 4000 китайцев. Во время Русско-Японской войны число проживающих в К. японцев значительно увеличилось. Внешняя торговля (1903) находится почти исключительно в руках японцев: из 7159 судов в 1746005 тонн, вошедших в договорные порты К., 4363 в 1365701 тонну, т. е. более крупные, были под японским флагом; остальные - корейские, русские (146 судов в 173666 тонн) и др. национальностей. Договорных (открытых для иностранцев) портов в К. к 1904 г. было 10. Товаров вывезено на 9477603 иены (одна иена = 97 коп.), привезено на 18219183 иены. Железных дорог в 1901 г. было всего 42 км; в настоящее время японцами, отчасти с военными целями, построено до 450 км. Телеграфных линий - 3472 км. Государственный бюджет (1904): доходы и расходы исчислены в 14214000 никелевых доллара (около 50 коп.); главнейшие статьи доходов - земельные налоги (9703 тыс. н. д.), таможенные сборы (850 тыс.) и налоги на жилые постройки (460 тыс.); расходуется более всего на военную часть (5181 тыс. н. д.), на финансовое ведомство (2742 тыс.), на императорский двор (1200 тыс.), внутреннее управление (991 тыс.), на почту и телеграф (638 тыс.). Государственный долг составляет 2750000 иен. Финансы К. крайне расстроены и с 1904 г. находятся под контролем японцев.

История. - Начавшееся в 1893-94 гг. революционное движение, во главе которого шла партия Тонг-Хакс, или Тога-куто, заставило короля обратиться за помощью к Китаю. Китайское правительство послало свои войска в К., на что Япония ответила посылкой своих. Началась Японско-Китайская война 1894-95 гг. (см. соотв. статью); К. в ней официально участия не принимала, но она велась из-за К. и отчасти на территории К., которая ею была разорена. После войны К. попала фактически под протекторат Японии; король корейский должен был делать все, чего требовал японский посланник. 8 янв. 1 8 95 г. король выпустил, по требованию японского посланника Инуайе, хартию из 14 статей, вводившую реформы в управлении. 6 июля 1895 г. королева, воспользовавшись временным отсутствием Инуайе, сместила назначенных под японским давлением чиновников, до министров включительно, и назначила новых, ревнителей старины, сторонников Китая и России. Японцы в ответ подготовили народное восстание; в ночь с 7 на 8 окт. 1895 г. инсургенты проникли во дворец, убили королеву и многих ее сторонников и восстановили прежнее правительство. Король управлял отныне под строжайшим контролем Японии. 11 февр. 1896 г. он бежал из дворца и скрылся в русск. посольстве, где прожил целый год; только в марте 1897 г. он вернулся в свой дворец, после чего принял титул императора. Однако, власть его была совершенно призрачна. Из-за него и вокруг него велась борьба между Россией и Японией; первая старалась задерживать промышленное и политическое развитие К., чтобы под эгидой бессильного правительства получать различные выгодные для концессионеров, разорительные для страны концессии; вторая искала в К. рынка для сбыта своих товаров и заботилась о росте покупательной силы населения, но очень пренебрежительно относилась к старым его обычаям. При императоре состоял в должности финансового советника американец Ливи Броун (Leavy Brown), навязанный ему японским посланником. 27 янв. 1904 г. началась Японско-Русская война (см. соотв. статью). Официально К. в ней участия не принимала, но война, сперва морская, потом сухопутная, велась сначала в пределах К.; ее гавани были местами высадки японских войск. Когда война окончательно перекинулась на территорию Маньчжурии, К. осталась оккупированной японскими войсками, производившими в ней реквизиции. 30 янв. 1904 г. русский посланник Павлов должен был выехать из Сеула. По договору 10 (23) февр. 1904 г., вынужденному Японией у корейского императора, К. формально признала себя вассалом Японии. Она осталась в вассальных отношениях и после заключения мира.

См. Hesse Wartegg, "К." (2 изд., Дрезден, 1904); Cavendish, "К. and the sacred White Mountain" (Л., 1894); Chaillé Long Bey, "La Coré e" (П., 1894); Villetard de Lagu é rie, "La С." (П., 1898); Isabella Bird Bishop, "К. and his neighbours" (2 изд., Л., 1905); А. Гамильтон, "К. География, история и т. д." (пер. с англ., СПб., 1904); Courant, "Bibliographie Cor é enne" (П., 1893-97); "Описание К." (изд. мин. фин., 3 т., СПб., 1900); В. Срошевский, "К. Природа, жизнь и т. д." (СПб., без года); Н. Гарин, "Корейские сказки" (СПб., 1902); его же, "По К., Маньчжурии, Ляодунскому полуострову" (СПб., 1903).

В. В-в.

Статья из Большого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона

Данная статья была взята с Большого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона. Это вовсе не означает что статью нельзя редактировать или обновлять, или исправлять неточность.

Если вы заметили неточность в статье, или хотите внести больше ясности, вы можете ее "редактировать" и "править" по Вашему усмотрению