Судебная химия

Материал из Гуру — мира словарей и энциклопедий
Перейти к: навигация, поиск

Судебная химия представляет собою часть прикладной, преимущественно аналитической, химии и в широком смысле слова является почти необъятной по изобилию и разнообразию разрешаемых ею задач, ибо всякое химическое исследование, в сущности, может быть предметом судебно-химической экспертизы. Исследования воздуха, воды, почвы, пищевых и вкусовых припасов, предметов потребления, человеческих секретов и экскретов, подозрительных кровяных и семенных пятен, различных технических препаратов, писанных и напечатанных документов, сырых и обработанных лекарственных веществ и т. д. - все это может быть предметом судебно-химического исследования. Но и при более узком толковании, когда под С. химией подразумевают ту часть аналитической химии, которая специально занимается открытием "ядов" при умышленных и неумышленных отравлениях, область С. является еще достаточно обширной, так как само понятие "яд" представляется чрезвычайно растяжимым. Связь С. химии не только с токсикологией и фармакологией, но и с терапией и физиологией очевидна. Для окончательного решения вопросов, возникающих при судебно-химических исследованиях о предполагаемых отравлениях, нельзя ограничиваться указаниями на присутствие или отсутствие тех или других ядов, но необходимо установить или исключить зависимость или даже причинную связь между найденным ядом и результатами, подмеченными при вскрытии трупа, выяснить - поскольку найденные результаты могут обусловливаться изменениями, наступившими в трупе после смерти; необходимо, наконец, решить крайне важный вопрос о том, может ли найденный яд или выделенное ядовитое вещество вызывать те симптомы, которые наблюдались при жизни. Здесь врач и химик дополняют друг друга. Осмотр и вскрытие трупа и производство физиологических опытов (буде таковые понадобятся) выпадают на долю врача, а подробное исследование отдельных органов, частей тела, секретов и экскретов, гроба, окружающей его земли и т. д. относится к компетенции химика, а именно представителя рациональной фармации, обладающего практическим навыком и своеобразной сноровкой, столь необходимыми именно для удовлетворительного выполнения подобных задач. В разработке С. химии как науки фармацевты-химики принимали самое деятельное и плодотворное участие (Babo, Baumert, Dragendorff, Fresenius, Hager, Hilger, Otto, Stass, Trapp), и в настоящее время эта отрасль прикладной химии во многих отношениях разработана довольно обстоятельно. Еще лет 15-20 тому назад при судебно-химических исследованиях обыкновенно ограничивались одним минеральным анализом, а по отношению к алкалоидам - цветовыми реакциями. В настоящее время пользуются для тех же целей химическим анализом во всех его деталях и, кроме того, микроскопом, спектроскопом, поляристробометром, рефрактометром, фотографией. - Открытие минеральных ядов, говоря вообще, удается сравнительно легко и - поскольку речь идет о нелетучих соединениях - сводится к двум приемам: минерализации и применению систематического хода анализа с целью выделения и доказательства присутствия того или иного металлического или металлоидного окисла. При вырытии трупов для решения вопроса об отравлениях мышьяком необходимо самое тщательное исследование кладбищенской земли, в которой был зарыт гроб, исследование последнего, а равно и одежды трупа, на присутствие мышьяка. Такие же меры предосторожности необходимы при констатировании тяжелых металлов (свинец, медь, цинк) во внутренностях вырытых трупов. В таких случаях, кроме того, необходимо иметь в виду чрезвычайно большое распространение некоторых из них, как, напр., меди.

Органические яды [За исключением, конечно, тех, химические свойства которых изучены вполне удовлетворительно: алкоголь, эфир, хлороформ и мн. др.] - алкалоиды, глюкозиды, горькие вещества - представляют чрезвычайно большие затруднения при выделении их из внутренностей как за невозможностью выделить их в чистом виде, так и вследствие того, что для многих из них пока еще не существует вполне указательных специфических реакций. Из веществ, загрязняющих выделенные из внутренностей органические яды, нужно указать на протеиновые вещества и так наз. трупные алкалоиды, септицины или птомаины см.); последние по своим химическим свойствам в высшей степени сходны с растительными основаниями (алкалоидами), вследствие чего надо всегда быть крайне осмотрительным при констатировании того или другого растительного алкалоида в трупах. Загрязнение алкалоидов, выделенных из трупов, протеиновыми веществами в высшей степени важно потому, что последние дают некоторые цветовые реакции, которые считались специфическими для алкалоидов, глюкозидов и т. п. веществ. Сюда относятся реакции с крепкими хлористоводородной, серной и азотной кислотами, марганцовой и хромовой смесями и комбинации тех и других (реакции Адамкевича, Либермана, ксантопротеиновая, биуретовая и т. д.). Долгое время считали специфическим для птомаинов синее окрашивание, получаемое от прибавления к ним хлорного желза (Fe 2Cl6) и красной кровяной соли - К 3 Fе(СN) 6. Brieger, однако, доказал, что чистые птомаины совсем не дают этой реакции, а многие другие (Gautier, Tanret, Beokurts, Spica) указали на то, что синее окрашивание получается от прибавления вышеупомянутых веществ, между прочим и к физостигмину, гиосциамину, эрготинину, аморфному дигиталину, морфию и некоторым основаниям, выделенным из пептонов. Вышеупомянутое синее окрашивание обусловливается восстановлением, и всякое вещество, легко окисляющееся, будет вызывать и ее. Специфических цветовых реакций очень мало. Другой метод, которым пользуются при констатировании присутствия алкалоидов, - способ осаждения - заключается в прибавлении к выделенному яду растворов так наз. благородных металлов. Этим путем, однако, осаждаются, помимо известных алкалоидов, также представители протеиновых веществ, различные красящие и дубильные вещества, а равно и некоторые птомаины. Для примера укажем на то, что хлорная платина - один из наиболее употребительных реактивов для осаждения "органических" ядов - дает нерастворимые соединения, "хлороплатинаты", не только с алкалоидами и птоматинами, но и с хлористыми аммонием, калием, цезием и рубидием. После всего сказанного ясно, что только тогда, когда химику-фармацевту удалось убедительно доказать, что выделенное им из трупа вещество обладает свойствами, присущими такому-то алкалоиду, только тогда, когда врач-фармаколог, испытав выделенное химиком вещество (corpus delicti) путем физиологического анализа (действие на животный организм), в состоянии подтвердить сделанное химиком указание о присутствии того или другого органического яда, только тогда, наконец, когда, согласные между собою, указания химика и врача согласуются, напр., и с тем, что наблюдалось intra vitam (при жизни); только тогда можно с полной уверенностью сказать, что данное лицо отравилось или было отравлено таким-то ядом. Во всех других случаях можно лишь с большей или меньшей вероятностью говорить о "предполагаемом" присутствии того или другого "органического" яда. Такая осторожность диктуется, между прочим, и тем обстоятельством, что найдены некоторые птомаины, представляющие поразительное сходство с известными алкалоидами (атропин, морфий, стрихнин) не только в смысле химических свойств, но, что гораздо важнее, и по физиологическому действию. Судебно-химическое исследование всегда начинают с тщательного и всестороннего исследования всех необходимых для производства его реактивов; само же исследование ведут так, чтобы попадание каких бы то ни было ядовитых веществ в объект исследования безусловно было исключено. Последнее достигается тем, что такое исследование ведут в помещении, куда имеет доступ лишь то лицо, которое производит экспертизу, избегают применения такой посуды, из которой могут перейти в объект исследования какие-либо ядовитые вещества. Прежде чем перейти к исследованию, подробно знакомятся с приложенными судебными актами, самым подробным образом осматривают упаковку присланного объекта, справляются относительно способа собирания и консервирования его. Нередко из сургуча и консервирующей жидкости в объект исследования попадали соединения ртути и свинца; иногда для судебно-химического исследования присылаются рвотные массы, собранные с пола, и т. д. Надлежащий способ собирания, целесообразная упаковка и рациональное консервирование необходимы для того, чтобы судебно-химическое исследование могло дать убедительные и, что самое главное, вполне правдоподобные данные. Предварительное исследование, умело произведенное, нередко дает очень ценные указания. Главное исследование должно быть направлено к обнаружению присутствия всех ядов, могущих находиться при данных условиях в испытуемом объекте.

Исследование, разделение объекта исследования - часть всегда должна оставаться для проверочного исследования - в самых общих чертах систематически ведут так: 1) стараются обнаружить присутствие газообразных ядов: окиси углерода, углекислоты, сернистой кислоты, сероводорода и т. п. соединений по правилам газового анализа. 2) Испытывают на присутствие летучих ядов: алкоголя, хлороформа, фенола (карболовой кислоты), аммиака, летучих алкалоидов, эфирных масел и т. д., подвергая объект исследования перегонке как при кислой, так и при щелочной реакциях. 3) Выбалтывают часть объекта алкоголем, эфиром, петролейным эфиром, амиловым алкоголем, бензолом и т. п. веществами или по методу Драгендорфа, или же согласно указаниям Стасса-Отто. Пользуясь кислой или щелочной средой, получают указания на присутствие алкалоидов, глюкозидов, горьких веществ и т. д. Таким путем выделяется также большинство птомаинов, в чем и заключается слабая сторона этих методов. 4) Объект исследования извлекают перегонной водой и полученный раствор испытывают на присутствие кислот, щелочей, солей. 5) Определенную порцию испытуемого вещества подвергают минерализации (сухим или влажным путями: помощью селитры, кислорода, крепких минеральных кислот в присутствии веществ, богатых кислородом, и т. д.) и полученный раствор подвергают систематическому качественному анализу. Тот или иной способ минерализации диктуется соображениями, вытекающими из предварительного исследования. Предпринимая эти необходимые манипуляции, эксперт всегда должен помнить, что соединения наличных ядов при этом могут изменяться (тяжелые металлы). 6) Наконец, исследуют подробно нерастворимые части, остающиеся после обработки, указанной под 5. Они могут состоять из нерастворимых металлических соединений, содержавшихся в первоначальном объекте или же возникших при обработке, приведенной под 5. Сюда относятся: сернокислый барий, киноварь, сернокислый свинец и т. д. - Существуют известные правила или наставления, которыми надлежит руководствоваться врачам при вскрытии трупов, химикам-фармацевтам при судебно-химических исследованиях и тем и другим при составлении протоколов, которые всегда должны содержать не только убедительные указания касательно присутствия того или другого яда, но и подробные указания относительно примененных методов. К протоколу должны быть приложены (где это окажется возможным) убедительные доказательства - corpora delicti. - Интересы дела, однако, требуют, чтобы эксперты были избавлены от необходимости всегда подчиняться указаниям этих "наставлений", ибо при С. экспертизе более, чем где-либо, требуется строжайшая индивидуализация, которая только и может обеспечить объективность и успех. Поэтому наставления и касаются преимущественно только обрядной стороны и открытия минеральных ядов. Сущность этих наставлений (в России "Наставления для судебно-химического исследования ядов" составлены академиком Ю. К. Траппом), сводится к следующему: 1) чтобы в случае недоразумения возможно было проверить результаты первой экспертизы; 2) чтобы проникновение ядовитых начал в объект исследования было абсолютно исключено; 3) чтобы всегда прибегали к таким способам собирания, консервирования и пересылки, которые гарантируют возможность соблюдения отмеченных под 1 и 2 условий. - В интересах науки и правосудия нельзя не пожелать, чтобы С. химия подвергалась всесторонней и систематической разработке со стороны высших медицинских учреждений (напр. Медицин. совета), дабы со временем возможно было издание и таких наставлений, которые касались бы не только обрядной стороны дела, но и давали целесообразные и авторитетные указания относительно многочисленных спорных вопросов, возникающих при судебно-химических исследованиях. См. Dragendorff, "Die gerichtlich-chemische Ermittelung von Giften etc." (есть русский перев.); Otto, "Anleitung zur Ausmittelung von Giften"; Baumert, "Gerichtliche Chemie"; сочинения: Kippenberger'a и Medicus'a, a равно на руководства по токсикологии Kobert'a, Levin'a, Jaksh'a и др. Магнус Блауберг, "Из области судебно-химических исследований".

Магнус Блауберг.

Статья из Большого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона

Данная статья была взята с Большого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона. Это вовсе не означает что статью нельзя редактировать или обновлять, или исправлять неточность.

Если вы заметили неточность в статье, или хотите внести больше ясности, вы можете ее "редактировать" и "править" по Вашему усмотрению