Химия фармацевтическая

Материал из Гуру — мира словарей и энциклопедий
Перейти к: навигация, поиск

Химия фармацевтическая

- представляет собой тот отдел прикладной (технической) X., который занимается описанием химических соединений, употребляемых в качестве лекарственных, а также аптечных реактивов. Одновременно с сим X. фармацевтическую можно рассматривать как отдел фармации (суммы знаний нужных, чтобы быть фармацевтом), занимающийся описанием происхождения или способов получения, свойств, определением подлинности и доброкачественности и т. п., как естественных, так и искусственно получаемых однородных химических соединений, имеющих применение в медицине и фармации. Не лишены интереса история возникновения и развития этого отдела, равно как современные его перспективы. Наши сведения о возникновении фармацевтической X. доходят примерно до V стол., когда несториане (христианская секта) занесли и закрепили среди арабов, в Багдаде, более рациональные приемы изготовления лекарств, основанные на тогдашних алхимических знаниях. В тогдашнее, однако, время фармацевтическая X., основанная на общей X., слабо развивалось; в XI - XII стол. арабы ввели перегонку в изготовление лекарств и стали применять перегнанную (дистиллированную) воду. В последующие годы возникли у арабов аптеки со своими лабораториями, и затем благодаря крестовым походам подобные же аптеки стали распространяться в Европе вместе с арабской медициной. В ХIII стол. в качестве лекарственного вещества введен чистый спирт; больших, однако, успехов фармацевтическая X. за это время не сделала, и это частью объясняется тем, что в то время врачи и алхимики увлекались идеей найти такое универсальное вещество (философский камень), которое сразу излечивало бы все болезни. Так продолжалось примерно до конца XV столетия, когда известный врач-алхимик, Василий Валентин стал вводить в качестве лекарственных веществ чистые химические продукты, как-то соединения сурьмы, мышьяка, ртуть и пр. Особенно важным моментом следует считать появление врача-алхимика Парацельса, современника Лютера и столь же страстного реформатора в своей специальности; он создал, так наз., Парацельсовский период, который знаменуется возникновением медицинской X. (ятрохимии) и существенным развитием фармацевтической X. Парацельс рассматривал жизненные явления, как результат химических процессов, протекающих в организме, и все болезни, т. е. нарушение нормального хода химических процессов, стремился лечить вместо Галеновых препаратов чистыми химическими соединениями. Аптечным лабораториям и фармацевтам пришлось много работать над получением однородных фармакохимических препаратов, над испытанием их чистоты и доброкачественности и пр.; фармацевтическая X. в это время стала быстро развиваться и все теснее сливаться с общей X. С середины XVIII стол. фармацевтическая X. настолько тесно сливается с общей Х., что аптека делается школой для химиков, и из среды фармацевтов выходят выдающиеся химики той эпохи. Достаточно назвать такие имена, как Кункель, Лемери, Жоффруа, Нейман, Маркграф, Шееле, Лефевр, Руэль, Каде, Боме и др. той эпохи, или имена химиков-фармацевтов XIX века, как Ж. Б. Дюма, И. Либих, Мор, Лотар Мейер, Фрезениус, Петтенкофер и др., чтобы увидеть, как тесно сроднились в это время фармацевтическая X. и общая X. За этот период было сделано важное открытие, играющее роль блестящей страницы в истории фармацевтической X.; аптекари Деросн, Сертюрнер, Пеллетиер и мн. др. разработали методы и выделили из растений органические соединения основного характера, названные впоследствии алкалоидами; к числу их принадлежат столь популярный у нас морфий, хинин, стрихнин, кофеин, атропин и др. Тесная связь общей X. с фармацевтической X. продолжалась до середины XIX стол., после же чистая X. стала успешнее разрабатывать тот материал, которым занималась фармацевтическая X., и последняя стала нисходить на роль вспомогательного утилитарного отдела X., занимающегося улучшением способов получения и очистки фармакохимических соединений, определением их фальсификации и, в лучшем случае, введением в медицину новых химических соединений или извлечением действующих начал из лекарственных растений. Этот период соответствует упадку фармацевтической X., дошедшему почти до наших дней. Даже сам термин фармацевтическая X. не пользуется теперь столь широким правом гражданства, как еще лет 40 - 50 тому назад; во многих университетах нет особой кафедры фармацевтической X., и предмет этот как бы боязливо прячется за более общим неудачным термином "кафедра фармации" [В Германии, впрочем, уже полностью во всех университетах отделена фармацевтическая X. от фармакогнозии, и восстановлены кафедры фармацевтической Χ; надо думать, что теперь, когда фармацевтическая X. снова начинает развиваться и крепнуть, примеру Германии последуют в другие университеты, уничтожая неясный и вызвавший много путаницы и недоразумений термин "кафедра фармации".]. В настоящее время фармацевтическая X. вступает в новую стадию своего развития. Современная медицина, быть может даже чрезмерно, снова увлекается чистыми химическими продуктами, как извлекаемыми из объектов растительного и животного царства, так и изготовляемыми искусственно, синтезируемыми на фармакохимических заводах. В технохимических отделах современных промышленных выставок (Нижегородская, Парижская и т. п.) фармакохимические отделения и витрины занимают чуть ли не главенствующее место. Подобное направление в медицине весьма благотворно отзывается на развитии фармацевтической X., без знания и дальнейшего развития которой трудно толково отвечать запросу современной медицины. Кроме того, усиливающаяся с развитием техники и промышленности тонкая фальсификация всевозможных продуктов фармацевтических, гигиенических и т. п. требует весьма широкого развития методов определения подлинности и доброкачественности, изучение же и развитие этих методов составляет по своей важности неотъемлемую главу фармацевтической X., как X. прикладной и к тому с большой ответственностью за свои данные перед страждущим человечеством. Наконец, в самое последнее время, с развитием органической X. и установлением конституции (строения) изучаемых ею соединений, для фармацевтической X. открываются новые заманчивые перспективы установления связи между строением фармакохимического соединения и вызываемым им в организме эффектом; таковое соотношение в некоторых отделах удается уже установить (ряд жаропонижающих, ряд тропеинов, действующих на зрачок глаза, ряд усыпляющих средств и пр.). В заключение остается еще отметить, что если бы преподавание и изучение фармацевтической X. на наших медицинских факультетах было поставлено прочнее и основательнее, то врачи были бы более осведомлены в общей и прикладной химии, чем в настоящее время, что, конечно, не принесло бы вреда ни врачам, ни их пациентам.


Ср. Hermann Корр, "Geschichte der Chemie" (т. II, 106); Berendes, "Geschichte der Pharmazie"; Трапп, "Фармацевтическая X."; Тихомиров, "Курс фармации"; Гинзберг, "О постановке преподавания общей и прикладной химии в наших медицинских школах" (в "Русском Враче" за 1902 г.); его же, "К вопросу об однообразии систематики отделов фармации в современных медицинских и фармацевтических школах" (ib.).

А. С. Гинзберг.