Шерсть

Материал из Гуру — мира словарей и энциклопедий
Перейти к: навигация, поиск

Шерсть (сельскохоз.) - Ш. в общежитии называется связное собрание тонких, мягких, извитых волокон. В таком смысле говорится как о растительной, так и животной Ш. Ниже будет рассмотрена только животная Ш. и главным образом Ш. овечья. Под Ш. овцы понимают волосяной покров ее, облекающий почти всю поверхность тела животного (за исключением краев губ и носа, паха, вымени и нижней стороны хвоста) и состоящий из множества отдельных волосков. Каждый волосок или шерстинка состоит из корешка или луковицы и стебелька. Луковица сидит глубоко в коже и обхватывается несколькими слоями, представляющими собой заворот наружной кожи - волосяное влагалище, от формы которого зависит характер извитости шерстинки. В каждое волосяное влагалище открываются обыкновенно две сальных железы, продукт выделения которых - сало - обволакивает равномерно шерстинку и, соединяясь с выделением потовых желез, образует жиропот или серку. Иногда из одного волосяного влагалища, как, например, у мериносов, выходит по 2-3 шерстинки. В зависимости от рода шерстинки, в последней различают от 2-х до 3-х слоев: 1) наружный - эпидермис, 2) следующий за ним - корковый слой и 3) внутренний сердцевинный или просто сердцевина. Эпидермис состоит из различных по форме, величине и взаимному расположению плоских чешуек, которые очень легко отделяются от стебля, при обработке шерстинки серной кислотой или едким кали, при слабом нагревании. У мериносовой Ш. чешуйки цельные, охватывают корковый слой кругом, налегая друг на друга черепицеобразно. У не мериносовых (грубошерстных овец) чешуйки на шерстинках располагаются по несколько в горизонтальном ряду; мелкие чешуйки черепицеобразно покрывают волос, и края их мало выступают (жирноягодная, простая короткохвостая овца); гладко прилегающие к стволу чешуйки с не выступающими краями, крупные, охватывают 1/4-1/2 ствола волоса (оксфордширы, голштинские и др.); крупные, черепицеобразно налегающие друг на друга со слегка выступающими краями (у многих пород); у цигайских овец чешуйки по форме своей очень приближаются к чешуйкам мериносовых шерстей, так как они почти кольцеобразны, обхватывая 2/3 ствола. Форма и расположение чешуек обуславливают блеск Ш.; так, шерстинки с плотно прилегающими чешуйками сильнее отражают лучи света, почему и отличаются шелковистым блеском, шерстинки же сильно извитые и с неплотно прилегающими чешуйками, рассеивая свет, представляются матовыми, что является характерным признаком для мериносовой Ш., почему такой слабый блеск Ш. и принято называть благородным. Корковый слой шерстинки образуется длинными веретенообразными клетками; в этом слое залегает красящий пигмент двойного цвета: черный, залегающий в виде мелких зернышек, и буро-желтый, равномерно (подобно впитанной жидкости) окрашивающий корковое вещество бурых и желтых волос. В огромном большинстве случаев мытая мериносовая Ш. - белого цвета; животные с черной Ш. появляются между мериносами очень редко. Центральный слой, или сердцевина, состоит из высохших, заполненных воздухом клеток и встречается не во всякой шерстинке (фиг. I).

Сообразно тому, присутствуют ли сердцевинные клетки, или нет, различают: 1) ость или волос (по Хлюдзинскому - длинный волнистый волос) с более или менее сильно развитым сердцевинным слоем, иногда прямой, щетинообразный, обыкновенно же волнистый, достигающий до 300 мм, при значительной длине каждой волны, например в 20 мм; 2) пух или подшерсток из более тонких, коротких (15-80 мм) и извитых волос, не имеющих сердцевинного слоя. Поперечный разрез ости овальный и достигает в диаметре до 17 мм, поперечный разрез подшерстка или мериносовой шерстинки почти круглый и в диаметре не более 2 мм. Есть породы овец (мериносы, соутдоуны), Ш. которых состоит исключительно из пуха, значительно развившегося в длину и потерявшего с этой стороны характер настоящего подшерстка; встречаются также овцы, Ш. которых исключительно (лейчестерские, оксфордширские овцы) или преимущественно (волошские овцы) состоит из волоса; большинство же пород овец, являющихся обыкновенно менее культурными, характеризуются смешанной шерстью, состоящей из волоса и подшерстка. Отдельные шерстинки, соединяясь вместе, отчасти сплетением, отчасти при помощи липкого жиропота, образуют с соседними извитые пучки или косички. Косички, соединяясь между собой при посредстве соединительных шерстинок (перебежчиков) и жиропота, составляют штапель. Отдельные штапели подобным же образом соединяются в целое руно, которое, будучи снято с овцы, представляет растяжимую и довольно прочную сетку. Косичка является очень важным элементом руна, так как большая часть свойств шерсти изучается над ними. В каждой косичке руна различают внутреннюю извитую поверхность, нижняя часть которой была обращена к коже животного, а верхняя, плотно склеенная жиропотом, обращена наружу и является заостренной или округлой. Добротность мериносовой Ш. определяется формой, равномерностью и величиной завитков косички. Сортимент мериносовых шерстей определяется их извитостью, так как принято считать, что чем тоньше Ш., тем большее число завитков приходится на единицу протяжения. Определение тонины важно только для суконных и штофных шерстей. Практики определяют сортимент Ш. на глаз, хотя для определения тонины существует много приборов. Наиболее простой и распространенный шерстомер представляет из себя пластинку с прорезом в 1 или 1/2 рейнского дюйма или же в 1 см. Прибор прикладывают прорезом вдоль к внутренней поверхности косички и отсчитывают количество завитков, приходящихся на длину прореза. Из других приборов можно указать на шерстомер Гартмана, состоящий из зазубренных пластинок (фиг. II).

Мичке-Колланде устанавливает для Ш. следующие сортименты:

Сортимент Число завитков
на рейнский дюйм на 1 см
Супер электра (SE) более 28 более 12
Первая электра (E 1) 26-28 11-12
Вторая электра (Е 2) 24-26 9-11
Первая прима (P 1) 22-24 8-9
Вторая прима (Р 2) 20-22 7-8
Секунда (S) 17-20 6-7
Терция (Т) 14-17 5-6

При сортировке Ш. на фабриках применяются несколько другие сортименты и число их значительно больше. Извитость не является исключительным свойством мериносовой Ш., так как и у не мериносовых овец Ш. более или менее извита. Хлюдзинский не мериносовые шерсти по характеру извитости делит на извивчатые, дающие от 7,5 до 8,3 завитков на 2 см длины невыпрямленной Ш. при длине завитка от 2,4 до 2,66 мм, и волнистые, дающие от 3,2 до 14,4 волн (пологих завитков) на всю косицу, имеющую в распрямленном состоянии 90,6-185 мм, при длине волны в 8,27-20,05 мм. По длине и извитости различаются суконные, штофные и камвольные шерсти. Суконная Ш. имеет длину от 4,5 до 9 см, а сортимент от супер электры до второй примы включительно. Такая короткая Ш. с мелкой извитостью способна легко перепутываться и давать ткань хорошо сваливающуюся и ворсистую. Сходная с суконной штофная Ш. длиной 9-13 1/2 см и имеет сортимент первой и второй примы. Камвольная Ш. должна иметь длину не менее 13 1/2 см и давать ровную, тонкую и крепкую нитку, сортимент же здесь не играет роли. Форма завитков существенно важна при оценке Ш. Нормальный завиток должен иметь форму полукруга. При сжатой извитости основание дуги завитка несколько меньше высоты; при высокой извитости основание дуги значительно меньше высоты. Ш. с высокими завитками называется маркиртной или ясно извитой. Иногда завитки образуют петлистые дуги, подобно завиткам пряжи распущенного чулка, что является большим пороком; Ш., таким образом извитая, называется ниткой и появляется часто на брюхе и на локтях. Наконец, встречается Ш. так называемая вытянутая, волнистая и плоская, когда завитки имеют основание больше высоты (фиг. III). Нормальная извитость служит признаком густоты, силы и благородства Ш.; маркиртная извитость, а особенно нитка, указывает на редкость и вялость Ш. во всем руне. Вытянутая и плоская извитость свойственна камвольной Ш. английских мясных овец и не является пороком для камвольной мериносовой. Что касается существенной части руна - штапеля, то каждый штапель отделяется от соседнего более или менее заметными бороздками. Величина штапеля зависит от свойств его Ш. При хорошей Ш. штапели, а также и косички можно легко отделять друг от друга руками; если же руно само распадается на отдельные штапели, то это служит признаком редкости и переразвитости Ш. Различают внутренний и наружный штапели. Наружный штапель - это собственно наружная (верхняя) сторона его; внутренний штапель - это та боковая поверхность его, которая идет от наружной поверхности к коже и которая обнаруживается при раздвигании штапелей руками. Наружный штапель бывает открытый или закрытый; открытый - когда руно само распадается на отдельные штапели, закрытый - когда штапели сомкнуты. От суконных и штофных шерстей требуется закрытый штапель, для камвольных же шерстей, которые отличаются длиной, допустим и открытый штапель. Кроме того, наружный штапель при коротких шерстях бывает: а) игольчатый, образующийся верхушками косичек в виде мелких тентоватых, более или менее заостренных кончиков; такой штапель служит признаком благородства, тонины и густоты Ш.; b) рапсовый - отличается от предыдущего только более округлыми и темными кончиками (фиг. IV); с) заостренный (фиг. V; см. внутренний конический) - служит признаком редкости Ш., ее маркиртности и недостатка жиропота; часто наблюдается у электоральных овец; d) смолистый штапель встречается на шее, ляжках и боках; образован концами косичек с большим количеством вязкого жиропота.

При средних и длинных шерстях форма нижнего штапеля бывает - круглая и мелкоквадратная при тонких, густых и с достаточным количеством жиропота шерстях; плоская и крупноквадратная при средней тонине и недостаточно благородной Ш.; дощатая и широкая формы при воронкообразном и пустом штапеле; густота и замкнутость такого руна кажущаяся. Штопоровидный, тростниковый и заостренный штапели являются признаком редкости Ш. и неверности завитков; часто при этом встречается маркиртность и даже нитка. Внутренний штапель по форме бывает цилиндрический, конический и воронкообразный. Цилиндрический (фиг. IV) состоит из отдельных цилиндрической формы косичек и присущ благородной и густой Ш. Конический (фиг. V), состоящий из конической формы косичек, служить признаком неправильной извитости или же редкости Ш. Воронкообразный или обратноконический (пустой) штапель (фиг. VI) - с неправильной извитостью на конце косичек и с недостаточным количеством жиропота. По строению внутренний штапель различается: ясный - когда извитость резко заметна; струйчатый - когда при правильной извитости последняя неясно выражена; креповый - бывает у высоких электоральных шерстей, когда извитость неясно заметна, так как образуется высокими и притом мелкими дугами; наконец, маркиртный штапель и нитка. Так как кожа овцы в разных частях различна по тонине и рыхлости, то и густота руна и извитость Ш. тоже бывает неодинакова. Самая тонкая, ясно извитая Ш. находится на лопатках и бочках и называется главным сортом; на спине Ш. грубее, причем к холке и к краю хвоста грубость возрастает. На шее и ляжках Ш. более грубая; самая же грубая Ш. находится на ногах и голове. Ш. брюха обыкновенно коротка, редка и переизвита. Приближение тонины (извитости) разных частей руна к тонине главного сорта называется уравненностью. Особенно в суконных и штофных шерстях желательно, чтобы уравненность руна была наибольшая, т. е. чтобы разница между сортиментом главного сорта Ш. и сортиментами других сортов была бы поменьше. При оценке Ш. большое внимание приходится обращать на жиропот. Последний состоит из продуктов выделения сальных и потовых желез, с примесью клеток эпидермиса, пыли, остатков корма, экскрементов и проч. Чистый жиропот состоит из стеарина, альбумина, бутириновой и масляной кислот, аммиака, фосфорнокислой извести, калия, натрия и экстрактивных веществ. Жиропот играет важную роль, предохраняя Ш. от неблагоприятных факторов атмосферы, от проникновения пыли и проч., и придает Ш. нежность и блеск. Фабриканты ценят Ш. тем дороже, чем меньше в ней жиропота и чем легче он растворим. Овцеводы же часто должны производить жиропот в большом количестве и в трудно растворимой форме (южнорусское степное овцеводство) в силу окружающих условий (пыль, дождь, плохие овчарни и проч.). Легкорастворимый жиропот имеет светло-желтый или желтый цвет, маслянистый вид и легко выдавливается из Ш. пальцами (обыкновенно у электоральных); довольно легко растворим также жиропот ржавчинный или красноватый (обыкновенно у рамбулье); трудно растворимый жиропот это - оранжевый и особенно белый (восковидный) и зеленый (часто у овец мазаевских и негретти).

При анализе Ш. определяют количества: гигроскопической воды, чистой Ш., посторонних примесей (остатки корма и экскременты), грязи, жиропота, растворимого в воде, и жиропота, растворимого в сернистом углероде. Средний образец Ш. для анализа составляется одинаковой величины пробами, взятыми из разных мест тела (шеи, бочка, бедра, спины, надхвостья и брюха). Для анализа достаточно 10 грамм Ш., причем 5 грамм идет на определение гигроскопической воды, а другие 5 грамм на остальной анализ. Последний образец намачивается в воде (14-17° Р.) и промывается затем в нескольких водах, пока последние не станут чистыми. Далее Ш. высушивается на воздухе, после чего посторонние примеси определяются механическим отбором при помощи пинцета, Ш. высушивается при 100° Ц. и взвешивается. Соотношение между грязью и жиропотом, растворимым в воде, определяется пропусканием промывных вод через фильтр, причем осадок грязи на фильтре промывается кипятком, а потом эфиром, высушивается и взвешивается. Количество жиропота, нерастворимого в воде, находится удалением его при помощи сернистого углерода. Для этого образец Ш., после определения растворимого жиропота, кладется в банку с притертой пробкой и покрывается слоем сернистого углерода; через несколько часов сероуглерод сливается и заменяется чистым, что повторяется до тех пор, пока капля сероуглерода на бумаге не будет оставлять жирное пятно (обыкновенно 3-4 смены); образец высушивается (сначала на воздухе, а потом при 100° Ц.) и взвешивается. В среднем мериносовая Ш. содержит: чистого волоса или Ш. 31 %, растворимого в холодной воде жиропота и грязи - 32,7 %, нерастворимого в воде жиропота - 8,6 % и посторонних примесей - 27,5 %. При избытке нерастворимого в воде жиропота (46 %) потери при мойке достигают 30 %, а чистой Ш. получается всего 13 %. При избытке же растворимого в воде жиропота потери при мойке достигают 50 %. Попутно с анализом Ш. можно узнать и гигроскопичность ее: мытая и обработанная сернистым углеродом Ш. высушивается при 100° Ц. и взвешивается, после чего держится под колпаком, где ставится сосуд с водой, до тех пор, пока Ш. не достигнет постоянного веса. Прибавка веса, по отношению к высушенной Ш., и есть гигроскопичность ее. По анализам Роде, гигроскопичность колеблется от 21,66 до 49,30. Овцеводы и фабриканты о качествах Ш. судят по ее извитости, цвету жиропота, форме косичек и штапеля, по уравненности руна и некоторым другим признакам (упругость, гибкость, мягкость, прочность, растяжимость и проч.). Относительный вес руна (многорунность) зависит от величины животного, величины поверхности тела (количество кожных складок), оброслости частей тела и от длины и густоты Ш. Натузиус нашел, что на 1 кв. мм кожи у простых овец приходится 7-30, а у мериносов - 29-88 шерстинок.

Пороки Ш.: при плохом кормлении и содержании овец Ш. становится матовой, вялой и слабой, с недостаточным количеством жиропота, а при расчесывании Ш. на гребенках концы ее отрываются; такая Ш. называется голодной, ватной. Под влиянием дождя и света, при недостаточном количестве жиропота, верхние кончики шерстинок дезорганизуются, теряют покрывающий их эпидермис, вследствие чего обнажается корковый слой; порок этот называется верхушечной гнилью. От плохого питания овцы, а также от болезней (расстройство пищеварительного канала) появляется порок, называемый уступ или колено (перехват) и заключающийся в том, что многие шерстинки отпадают, хотя и удерживаются в руне другими шерстинками, причем между корешками отпавших и вновь растущими шерстинками образуется промежуток (уступ), который в таких шерстях при раздвигании штапелей заметен в виде полосы, идущей поперек косичек (фиг. VII и VIII).

Порок Ш., называемый собачьим волосом, состоит в том, что в некоторых частях руна появляются грубые, гладкие, сердцевинные волосы, разбросанные поодиночке. Такие волосы появляются, как утверждает Бом, на повреждениях кожи. Колючие волосы попадаются на складках кожи, лбу, щеках. Из других пороков упомянем о злокачественном жиропоте (смолистый и восковидный), о местных вздутиях и утончениях шерсти, о войлоке, нитке и др.

В продажу Ш. поступает как в грязном, так и в мытом виде. Овцеводы обыкновенно моют Ш. на овцах перед стрижкой, а потому такое мытье называется накожным. Накожное мытье производится перегоном, ручным способом, каскадным и искусственным. В первых трех способах употребляется холодная чистая вода, в последнем к воде прибавляются химические вещества. При всех способах Ш. сперва за день вымачивается, чтобы комки грязи, связанные жиропотом, могли размякнуть. В России почти исключительно применяют способ мойки перегоном, заключающийся в следующем: в озере, реке или другом водоеме делают ход, огражденный с боков дощатыми щитами и имеющий 3-4 аршина ширины, 10-11 саженей длины и 3-4 фута глубины (чтобы овцы не доставали дна ногами). Овец перегоняют раза 4-6. С концов хода стоят люди с костылями и помогают обессиленным овцам. Если берег крут, то ставится деревянный небольшой спуск. Ручное мытье отличается от перегонного лишь тем, что по бокам хода стоят люди и, во время прохода овец, последних задерживают и перетирают Ш. руками. Каскадное мытье - из высоко расположенного водоема вода падает с высоты 2-3 фута на овцу, которую держат под этой струёй. Стрижка овец производится особыми ножницами, а в последнее время и машинками, которые иногда приводятся в движение электричеством. Ножницами в день один человек может остричь 20-80 овец. Полученное руно складывается, для чего его сперва расстилают наружной стороной вверх и начинают сворачивать руно с боков внутрь, а потом от хвоста и головы так, чтобы свертки сошлись посредине; наконец, сложенное руно перевязывают накрест гладкой и тонкой бечевкой. Такие руна упаковываются в большие плотные мешки, причем руна ягнят, валухов, двухгодовалых маток и т. д. размещаются в отдельные мешки. Вес мешка с Ш. бывает 7-10 пудов. На мешке выставляется номер, вес и сорт Ш., вес мешка, название имения и фамилия владельца. Вес такого тюка обыкновенно впоследствии изменяется от подсыхания на 21/2 - 3 фунта.

Литература. Кулешов, "Овцеводство" (СПб., 1896); Керте, "Рунная овца" (перевод Чирвинского, СПб., 1881); Подоба, "Тонина мериносовой шерсти" (микроскопическое исследование, Херсон, 1881); его же, "Краткое обозрение главнейших качеств Ш." (Херсон, 1877); H. Grothe, "Die Wolle" (Берлин, 1871); Mitscke-Collande, "Der Pracktische Merinozüchter" (1883); Bohm, "Die Schafzucht" (1873); Nathusius (Hundisburg), "Die Schafzucht" (Берлин, 1880); Калугин, "Основы кормления домашних млекопитающих".

С. Паращук. Шерсть (хим.). Снятая с овец Ш. в продажу поступает двух сортов: или уже частью в очищенном состоянии, так называемая "перегон" (см.), или же непосредственно в виде совершенно грязной шерсти. Впрочем, и перегон содержит целый ряд посторонних примесей и потому тоже всегда подвергается дальнейшей очистке на шерстомойных заводах. Таким примитивным способом очистки удаляются с волокон только растворимые в воде вещества, а посторонние нерастворимые в воде все же еще в значительном количестве остаются в Ш. Сырая снятая с овцы Ш., или так называемое руно, прежде всего на шерстомойных заводах подвергается сортировке по цвету, чистоте, длине, тонине и крепости волоса. Отсортированная Ш. поступает уже на мойку для удаления посторонних веществ, количество которых изменяется в пределах от 25 до 80 %. Эти посторонние примеси состоят или из минеральных, или же из органических веществ. Состав минеральных примесей находится в зависимости от того, где происходила выкормка овец. В Ш. всегда содержится также грязь, песок и т. п. Органические вещества, входящие в состав грязной Ш., состоят или из остатков сена, соломы, травы, репейника и т. п., или же из органических веществ, представляющих продукт нормальной жизнедеятельности овцы: так называемого шерстяного пота и шерстяного жира. Шерстяной пот в главной массе состоит из ряда солей органических кислот различного частичного веса и самого разнообразного химического состава. В наибольших количествах в нем находятся соли кислот жирного ряда, начиная с муравьиной и уксусной и кончая олеиновой и церотиновой. В довольно значительном количестве находятся также сравнительно легко летучие жирные кислоты: валерьяновая, капроновая, каприновая и каприловая. Всего отдельных кислот, входящих в состав шерстяного пота, было выделено Бюизином до 30, и в их числе мочевая, щавелевая, янтарная, бензойная и даже лимонная. В состав растворимого в воде шерстяного пота входят также и продукты распада белковых веществ: лейцин, тирозин, гликоколь и др. Другая органическая примесь грязной Ш., нерастворимая в воде, представляет шерстяной жир, в главной массе состоящий из холестеринового эфира, пальмитиновой и олеиновой кислот с большим или меньшим содержанием свободных холестерина и изохолестерина. Количество всех этих примесей весьма изменчиво и, вообще говоря, чем лучше Ш., тем больше в ней содержится шерстяного пота и шерстяного жира. Не только, однако, количество этих посторонних примесей, но также и качество их принимаются в расчет при оценке продажной грязной Ш. Встречаются сорта Ш., покрытые таким липким смолистым потом, который только с большим трудом может быть удален с волокна. По своему микроскопическому строению чистое шерстяное волокно резко отличается от других волокон. Оно представляет цилиндр, покрытый черепицеобразными чешуйками. Эти чешуйки играют большую роль в суконном производстве, так как только благодаря им Ш. обладает способностью свойлачиваться. В различных сортах Ш. число чешуек, взаимное расположение их и расстояние между ними изменяются в широких пределах. Способность свойлачиваться представляет характерное свойство Ш. и, весьма вероятно, войлок был известен человечеству гораздо раньше пряжи. В свойлачивании наряду с чешуйчатым строением волокна имеет очень большое значение также и его извитость и эластичность. Что свойлачивание действительно обуславливается не только чешуйчатым строением, но также и другими свойствами волокна, доказывается тем фактом, что известны сорта Ш., в которых чешуйки почти неразвиты и которые, тем не менее, легко свойлачиваются, а с другой стороны, есть также и такие сорта (как, например, могаир) с резко выраженным чешуйчатым строением, но которые при этом все же свойлачиваются только с большим трудом. Люстр или блеск шерстяного волокна соответствует срединному положению между шелком и хлопком и обуславливается отражением света от рогообразной поверхности волокна.

Из всех физических свойств Ш. люстр изменяется в различных сортах Ш. в наибольших пределах. Большое значение в этом отношении имеет также количество и расположение чешуек. Так как большинство реагентов, кислот, щелочей и даже солей влияют в большей или меньшей степени на физическую структуру волокна в смысле разрыхления или, наоборот, сглаживания этих чешуек, то неудивительно, что при процессах крашения и отбелки шерстяных тканей люстр нередко пропадает. Вместе с тем, ввиду того что люстр частью теряется также и в сухом состоянии, например, под влиянием продолжительного нагревания или нагревания до слишком высокой температуры, понятно, что сохранение люстра в готовых изделиях не всегда достигается на практике. Так же, как и при шелке, при покупке или продаже Ш. необходимо считаться со способностью Ш. поглощать значительные количества воды; так, Ш. обладает довольно резко выраженной гигроскопичностью. Нормальное, допускаемое при продаже Ш. количество воды 18 %; на практике, однако, нередко Ш. содержит большее количество воды. Ввиду того что она может поглотить до 40 %, не изменяя или изменяя только в незначительной степени свой внешний вид, понятно, что проверка количественного содержания воды в Ш. имеет очень большое практическое значение и обыкновенно проверяется на так называемых кондиционных станциях (см. Кондиционирование). Впервые было высказано Бауманом, что в Ш. не вся вода находится в виде гигроскопической воды, но частично в виде химически присоединенной воды. На это, по крайней мере, указывает тот факт, что при высушивании Ш. при 50° Ц. наблюдается потеря веса в 7-10 %, а затем при дальнейшем повышении до 100° Ц. шерсть теряет еще 5-8 %. Но тогда как Ш., высушенная при 50° Ц., вновь поглощает воду из атмосферы до первоначального содержания, Ш., высушенная при 100° Ц., вбирает в себя только часть прежде бывшего в ней количества воды. Вместе с тем Ш., которая долгое время нагревалась до 100° Ц., теряет блеск, окрашивается в желтый цвет, делается ломкой и значительно теряет в крепости и растяжимости. Это отношение Ш. к высушиванию имеет очень большое практическое значение, так как издавна уже замечено, что Ш., сушившаяся на открытом воздухе, всегда выше по качеству Ш., высушивавшейся в сушильнях. Поэтому и в сушильнях необходимо Ш. высушивать по возможности при низкой температуре и постепенно.

Как выше уже было указано, содержание чистой Ш. в грязной изменяется в довольно широких пределах; в хороших сортах чистого волокна содержится обыкновенно не больше 30-35 %. В среднем можно считать, хотя уклонения в ту или другую сторону от средних цифр нередко и достигают значительной величины, что грязная Ш. тонкорунных овец, высушенная до постоянного веса при 100° Ц., содержит: влаги - 6,26 %; песка, грязи и т. п. - 11,13 %; пота и жира - 47,30 %; чистого волокна - 35,31 %.

Для точного определения количества чистой Ш. в грязной отвешенное количество ее высушивается до постоянного веса при 100° Ц. и затем последовательно обрабатывается эфиром, водой, спиртом и разбавленной соляной кислотой; после этого навеска Ш. вновь прополаскивается в воде, опять высушивается при 100° Ц. и взвешивается. По своему химическому составу чистое шерстяное волокно отличается от других прядильных волокон сложностью своего состава. Действительно, тогда как хлопок, лен и многие другие прядильные волокна растительного происхождения состоят в главной массе из клетчатки, т. е. в состав их входит только углерод, водород и кислород, шелк имеет уже более сложный химический состав, так как в состав его входит еще азот, а Ш. - еще более сложный, так как, кроме азота, постоянной составной ее частью является также и сера. Простейшая формула, отвечающая элементарному составу Ш., содержит 39 атомов углерода и такова же, как и формула кератина (C39H65N11SO13), так как по своим химическим свойствам Ш. отвечает кератину. В последнее время некоторыми исследователями было, впрочем, высказано мнение, что Ш. не представляет однородного химического вещества, но в состав ее входят несколько отдельных химических индивидов и чешуйки, например покрывающие волокно, имеют другой элементарный состав, чем сама толща волокна. Этим, может быть, и возможно объяснить довольно значительную разницу в элементарном составе Ш. по определениям отдельных аналитиков.

  Марке и Шульце, в % Мульдер, в % Бауман, в %
Углерода 49,54 50,5 50,8
Водорода 7,29 6,8 7,2
Кислорода (из разности) 24,13 20,5 21,2
Азота 15,60 16,8 18,5
Серы 3,44 5,4 2,3

Кроме того, в Ш. всегда находится небольшое количество, обыкновенно от 1 до 2 %, золы, в состав которой, по данным Баумана, входят следующие вещества:

  Вся зола Растворимая в воде часть золы Нерастворимая в воде часть золы
Окиси калия, K 2 О 31,1 42,3 следы
Окиси натрия, Na 2O 8,2 17,3 -
Окиси кальция, CaO 16,9 4,5 51,2
Глинозема, Al 2O3 12,3 3,6 37,7
Окиси железа, Fe 2O3
Кремнекислоты, SiO 2 5,8 4,1 11,1
Серного ангидрида, SO 3 20,6 24,8 следы
Углекислоты, СО 2 4,2 3,4 -
Фосфорного ангидрида, P 2O5 - следы -
Хлора следы - следы

Вместе с тем, как показывают другие исследования, состав золы минеральных веществ, содержащихся в Ш., тоже довольно сильно изменяется в зависимости от природы почвы, на которой паслись овцы. Что касается серы, то количество ее в различных сортах изменяется в пределах от 1,5 до 6 %. Можно думать, как это было впервые выяснено Шеврелем, что сера в Ш. находится в двух различных формах, частью в свободном или только слегка связанном состоянии, а частью, в количестве около 30 % всей серы, в виде прочно присоединенной, которая не может быть отщеплена от Ш. без глубокого разрушения волокна. Это различное отношение серы было выяснено Шеврелем, который последовательно 48 раз обрабатывал Ш. на холоде слабым известковым раствором в течение 48 часов каждый раз; при этом всегда некоторое количество серы удалялось с волокна. Вся сера, однако, таким путем без разрушения целостности волокна отделена быть не может и потому, очевидно, она входит в состав кератина. Присутствие серы в Ш. иногда вызывает в практике окрашивания существенные неудобства. Например, вследствие соприкосновения с металлическими стенками свинцовых, медных или оловянных сосудов получаются черные пятна от образующихся сернистых металлов; при протравлении Ш. хлористым оловом и винным камнем, в особенности при употреблении избытка протравы, тоже появляются местами пятна, вследствие образования сернистого олова. Поэтому на практике, при окрашивании Ш. в нежные оттенки цвета, иногда подвергают шерстяную ткань предварительному обессериванию. Это достигается погружением ее на 24 часа в известковое молоко, а затем в слабый раствор соляной кислоты для удаления извести и, наконец, тщательной промывкой ее водой. Другая часть серы, прочно связанная, уже не оказывает вредного влияния при окрашивании. Относительно химической конституции шерстяного волокна до сих пор известно очень немного. При сухой перегонке выделяется сероводород и немного сернистого углерода, углеаммиачная соль и щелочи: пиридин, акридин и др., а в остатке получается зола. По исследованиям Шютценбергера, Ш. при обработке ее водным раствором едкого барита распадается с выделением азота, углекислоты, щавелевой и уксусной кислот, лейцина, тирозина и др. Основываясь на этих продуктах разложения, Ш., несомненно, должна быть отнесена к протеиновым веществам. Растворением Ш. в едком натре и нейтрализацией получающегося при этом раствора Кнехт выделил "ланугиновую" кислоту, которая обладает резко выраженной способностью фиксировать пигменты, в особенности пигменты кислотного характера. Это вещество обладает, по-видимому, вообще резко выраженными кислотными свойствами, так как дает осадки с металлическими окислами определенного химического состава. Таким образом, ланугиновую кислоту надо рассматривать как амидикислоту, в которой кислотные свойства выражены гораздо более резко, чем щелочные. Вместе с тем, что представляется в особенности интересным, это именно то, что указанная кислота дает все реакции белковых веществ и, следовательно, может быть включена и в эту группу тел. Во всяком случае по своим химическим свойствам Ш. представляет единовременно как кислоту, так и щелочь, т. е. обладает так называемой амфотерной реакцией и потому легко окрашивается пигментами как щелочного, так и кислого характера. Подтверждением этому может служить тот факт, что, подвергая Ш. предварительной обработке серной кислотой, т. е. связывая химически находящиеся в ней амидогруппы, она значительно энергичнее окрашивается щелочными пигментами, а, как показал это недавно Бунтрок, предварительная непродолжительная обработка Ш. едким натром, соединенная с последующей тщательной промывкой, повышает способность ее окрашиваться пигментами кислотного характера. Этот факт подтверждается также недавними наблюдениями Брейнля, который показал, что если шерстяную ткань обработать слабыми растворами щелочи или кислоты и затем после промывки нагреть (высушить или запарить), то места ткани, подвергавшиеся такой обработке, окрашиваются всегда интенсивнее, чем места ткани, не подвергавшиеся ей. Основываясь на этом, он высказывает мнение, что неровности при окрашивании, очень часто наблюдаемые на практике, в значительной степени обуславливаются случайным воздействием тех или других реагентов. Таким образом, можно думать, что Ш. по своему химическому строению отвечает формуле, где X - неизвестный радикал. Во всяком случае, присутствие амидных групп в Ш. доказывается непосредственными опытами Обермайера и Ричарда: при пропускании Ш. через подкисленный раствор азотисто-натровой соли волокна диазотируются и приобретают затем способность соединяться с фенолами и аминами, давая сочетающиеся цветные соединения. По отношению к различного рода химическим веществам Ш., подобно шелку, оказывается гораздо более деятельной, чем растительные волокна. При кипячении с водой Ш. теряет люстр или блеск, а продолжительным нагреванием с водой под давлением до 50° Ц. она легко может быть переведена в раствор. При продолжительном запаривании шерстяной ткани она, как показал Шерер, в очень значительной степени теряет в прочности. При запаривании без давления в течение 6 часов ткань потеряла в прочности 75 %, тогда как хлопчатобумажная ткань, запаренная в тех же самых условиях, теряет 75 % первоначальной прочности только после запаривания в течение 420 часов. Едкие щелочи даже в слабых растворах, в особенности же при сколько-нибудь повышенной температуре, действуют очень разрушительно на шерстяное волокно. Как в крепких, так и в слабых растворах при кипячении Ш. сполна растворяется с выделением аммиака. На этой способности Ш. основана регенерация ценной краски индиго из шерстяного и полушерстяного тряпья. Даже непродолжительное воздействие слабой щелочи в очень значительной степени изменяет структуру волокна; волокно теряет больше или меньше способность свойлачиваться. Бунтрок заметил, что крепкие едкие щелочи на холоде при непродолжительном воздействии не только не разрушают Ш., если она затем промывается большим количеством воды, но даже в известном смысле улучшают волокно, так как увеличивают его сродство к некоторым пигментам. Несколько слабее едких щелочей действуют углекислые щелочи, мыло и аммиак, но не в концентрированных растворах и не при нагревании. По отношению к кислотам Ш. значительно более устойчива и жадно удерживает их из растворов. Даже концентрированная серная кислота тотчас же не оказывает разрушающего влияния на волокно. Слабые кислоты, в особенности при нагревании, действуют весьма благоприятно на Ш., в смысле подготовки ее к крашению, так как при этом раздвигаются чешуйки, покрывающие волокно, и оно легче пропитывается протравами и красками. При продолжительном же нагревании Ш. с соляной или серной кислотами происходит распадение, гидролиз волокна, и продуктами этого распадения являются те же вещества, которые получаются и при разложении под влиянием кислот других белковых веществ: сероводород, лейцин, тирозин, глютаминовая, аспарагиновая кислота и продукты их дальнейшего распадения: аммиак, валериановая, масляная, уксусная, щавелевая и угольная кислоты. На способности Ш. противостоять разрушающему действию кислот основана регенерация Ш. из полушерстяного тряпья, при получении искусственной Ш. (см.), которое для этой цели вымачивают в слабой соляной кислоте и подвергают затем действию повышенной температуры, причем бумажные волокна распадаются в порошок, образуя дицеллюлозу. Эта операция носит название "карбонизации". Воздействие азотной кислоты на все белковые вещества и в том числе и на Ш. или так называемая "ксантопротеиновая" реакция состоит, по всей видимости, в следующем. С одной стороны, образующаяся из азотной азотистая кислота реагирует с амидогруппами, содержащимися в Ш., причем происходит диазотирование, с выделением свободного азота, а с другой - свободное сродство Ш. насыщается группами нитро- и нитрозо-, что подтверждается значительным уменьшением йодного числа Ш. после взаимодействия с азотной кислотой. Таким образом Ш., обработанная азотной кислотой, в сущности представляет нитрированную Ш. К хлору Ш. относится тоже весьма своеобразно. Сухой хлор энергично поглощается волокном, причем волокно разрушается. Водный разбавленный раствор хлора действует аналогично, т. е. хлор поглощается волокном, но разрушающего действия при этом не замечается. Наряду с поглощением хлора, что легко обнаруживается тем, что хлорированная шерсть имеет йодное число равное 0, несомненно происходит также взаимодействие хлора с находящимися в шерсти амидогруппами, что всего проще обнаруживается тем, что в водном растворе по обработке Ш. хлором всегда находится некоторое количество нашатыря. Хлорированная Ш., природные щелочные свойства которой после этой обработки в значительной степени утрачены, окрашивается гораздо более энергично пигментами щелочного характера и хуже - пигментами кислого характера. Хлорированное волокно гораздо более жестко и подобно шелку, обработанному кислотами, обладает шуршанием. Хлорирование Ш. в настоящее время очень часто применяется в красильной практике, в особенности при узорчатой расцветке шерстяных тканей. По отношению к растворам солей, например сернокислых, азотнокислых и хлористых солей алюминия, олова, меди, железа и др., Ш. проявляет ту особенность, что она их разлагает, причем на волокно осаждается гидрат окиси или нерастворимая основная соль, а в растворе остается свободная кислота. Таким образом стоит опустить в раствор сернокислого глинозема кусок шерстяной ткани, как тотчас начнется разложение этой соли с выделением свободной серной кислоты, т. е. в данном случае Ш. играет роль очень крепкой кислоты, которая может вытеснять даже серную из ее солей. На этом основано нанесение протрав на шерстяную ткань простым нагреванием Ш. со средними растворами солей, служащих протравами, и это свойство резко отличает Ш. от растительных волокон, которые не обладают такой диализирующей способностью. Это обстоятельство заставляет признать, что Ш. имеет резко выраженную кислотную функцию. Из всех волокнистых веществ Ш. обладает наибольшим сходством по отношению к пигментам. Она соединяется непосредственно со всеми субстантивными пигментами, и ее сродство с ними больше сродства шелка, так как окрашенная ими Ш. гораздо более стойка по отношению к мылу и кипящей воде, чем окрашенный ими шелк. По отношению к деревянным краскам, кашу и индиго Ш. тоже обладает значительным сродством. При окрашивании полигенетическими протравами является необходимым предварительное нанесение протрав, но все-таки окрашивание Ш. идет значительно легче, чем окрашивание хлопка, и отличается большей прочностью. Различные сорта Ш. относятся не одинаково по отношению к пигментам. Более тонкие сорта, вообще говоря, требуют большего количества краски для получения одного и того же оттенка, чем грубые. Состав естественного красящего вещества Ш. до сих пор не изучен; цвет очищенного сырца изменяется от желтовато-белого до черного. Пигмент обесцвечивается воздействием сернистой кислоты; поэтому фабричное беление Ш. и шерстяных изделий и производится или газообразной сернистой кислотой, или же растворами подкисленных сернистых солей.

А. П. Л. Δ.

Шерсть (техн.). Кроме овечьей Ш., в прядильном деле применяются, хотя в незначительных сравнительно размерах, волос (пух) разных пород коз, верблюжий, а также коровий (для грубой ручной пряжи). Различаясь физическими и механическими свойствами, волосы всех животных сходны по химическому составу и анатомическому строению. Образование волоса происходит в волосяных луковицах, расположенных в коже животного. Эти луковицы выделяют роговое вещество, которое, принимая вид воронок, последовательно вложенных одна в другую, выдвигается поверх кожи. Рост волоса происходит непрерывно, но не с одинаковой скоростью. В первый год после стрижки прирост наибольший, но если не стричь волосы, то на следующий год прирост уже уменьшится, падая таким образом с каждым годом, так что на десятый год волос почти не прибавляется по длине. Стрижка Ш. производится обыкновенно раз в год, реже два или три. Волоски Ш. во время роста тесно группируются в пучки по 100 или более волос, совпадающих своими извилинами. Связью между ними является как жир и пот, покрывающие их, так и естественное сцепление поверхностей волосков. Пучки соединяются в более крупные группы, так называемые штапели. Форма штапеля может отчасти служить признаком качества самой Ш. Связь между волосками Ш. на теле овцы настолько сильна, что по снятии ее с тела животного она не распадается на части, а представляет как бы цельный покров, называемый руном. Это свойство очень ценно для прядильщика, давая возможность рассортировать Ш. по ее достоинству (см. ниже). Снятая с овцы и освобожденная от примесей: жира, пота, пыли и сорных частиц, Ш. представляет уже массу изолированных, готовых для прядения волокон.

Свойства шерстяного волокна. Шерстяной волос под микроскопом представляется тонким цилиндром, поверхность которого покрыта чешуйками, образующими ряд воронкообразных колец, вдетых одно в другое (см. фиг. 6 в ст. Исследование прядильных волокон). Каждое кольцо, в зависимости от породы, состоит из большего или меньшего числа чешуек. Указанное свойство поверхности шерстяного волоса играет важную роль в шерстопрядении, являясь причиной способности Ш. сваливаться, свойлачиваться под влиянием влаги, теплоты и механических ударов, причем волоски зацепляются друг за друга зубчиками своей поверхности. Указанные чешуйки представляют наружный покров (кожицу, cuticula) волоса, под которым находится главный стержень, образованный из ряда продолговатых клеток рогового вещества (кератина), из которого состоят и наружные чешуйки. По оси стержня может быть расположен ряд продолговатых пустот, наполненных мелкозернистым веществом и воздухом. У более грубых сортов Ш. эти пустоты сливаются в непрерывный канал, у более тонких - вовсе отсутствуют. На присутствии этих центральных пустот основано деление шерстей на два крупные класса: Ш. благородную с тонким извилистым волосом без пустот, и неблагородную с волосом более длинным, более грубым и менее извилистым, имеющим указанные пустоты. У некоторых пород овец (венгерской, донской) и других животных (коз, верблюдов) имеются волосы обоих родов: грубые, длинные и прямые редко растущие волосы (ость), промежутки между которыми заполнены более короткой, извилистой и тонкой Ш. (подпушка). Это обстоятельство позволяет сделать предположение, что однообразный шерстяной покров большей части современных пород овец получился через усиленное, по культурным и климатическим условиям, развитие волос одного рода за счет исчезновения другого. У нестриженого еще ягненка волоски Ш. оканчиваются постепенно утоняющимися острыми кончиками, после же стрижки конец волоса остается тупым и даже под влиянием воздуха и влаги распадается на отдельные клеточки, получая вид кисти. Химические свойства шерстяного волокна совпадают со свойствами составляющего его рогового вещества - кератина (см.). По Шереру, обработанная алкоголем и эфиром Ш. содержит 50,65 % углерода, 7,03 % водорода, 17,71 % азота и 24,61 % кислорода в соединении с некоторым количеством серы (11/2-31/2 %). Горит Ш. трудно, образуя на горящем конце как бы расплавленный шарик и распространяя характерный запах горящего рога. Количество золы от 0,5 до 3,3 %. К кислотам Ш. относится довольно стойко: соляная кислота ее не растворяет, серная кислота - очень мало и при продолжительном действии. Растворяется Ш. только при кипячении в полунасыщенном растворе хромовой кислоты и в едких щелочах. Последние два реактива и служат обыкновенно средством распознавания Ш. между другими волокнами. На стойкости Ш. по отношению к кислотам, растворяющим растительные волокна, основана карбонизация Ш. (см. ниже). Ш. довольно чувствительна к высокой температуре. При нагревании до 60-70° Ц. она начинает уже желтеть и скручиваться, а при 100° Ц. начинается разложение вещества Ш., которое теряет свою гигроскопическую воду и рассыпается. Поэтому при мытье не поднимают температуру выше 50°, а при сушке держат не выше 40° Ц. Другим важным свойством Ш. является ее извитость, особенно присущая благородной Ш. Различают извитость нормальную, когда завитки в том и другом направлении составляют полуокружности, высокую, когда эти завитки заключают в себе дугу больше полуокружности, и слабую, когда дуга меньше полуокружности. Степень извитости: форма и число завитков на определенной длине должно быть постоянным по длине волоса. Обыкновенно у благородных шерстей число витков на единице длины возрастает с тониной. На этом основан способ определения тонины Ш. с помощью шерстомеров простейшего устройства (см. ниже). Поперечное сечение шерстяного волоса имеет редко круглую, чаще многоугольную или продолговатую форму. Поперечный размер волоса, т. е. его тонина, колеблется в пределах от 0,013 до 0,026 мм для благородной и от 0,025 до 0,070 мм для неблагородных шерстей. Тонина Ш. колеблется в одном и том же руне, в зависимости от части тела (см. ниже сортировка). Крупным недостатком Ш. является присутствие на волосе более тонких и слабых мест, происходящих от временно плохого питания или болезни овцы. Для измерения тонины Ш. наиболее точным прибором является эриометр Доллонда, представляющий собой микроскоп, в котором перед объективом помещено вогнутое стекло, разделенное диаметральным пропилом на две части, могущие передвигаться одна относительно другой с помощью микроскопического винта с делениями. При наблюдении волос помещают перпендикулярно пропилу и, передвигая части линзы (отчего перемещаются и изображения), достигают того, что одно изображение передвигается относительно другого на толщину волоса, т. е. одно изображение своим правым краем будет соприкасаться с левым краем другого. Величина потребных для этого перемещения частей линзы и определит толщину волоса. Градус Доллонда соответствует 0,0001 английского дюйма или 0,00254 мм. В практической деятельности для измерения тонины Ш. употребляют иногда линейку Блокка: линейку, разделенную на несколько частей (делений), снабженных каждая определенным количеством зубчиков на единицу длины. Прикладывая взятый на пробу нерастянутый волосок к тому или другому делению линейки, определяют число его завитков на определенной длине (26 мм) и соответствующую этому числу тонину волоса в градусах Доллонда. Эти величины нанесены прямо на деления линейки. В среднем тонине в 5° Доллонда соответствует от 28 до 32 витков на 26 мм, тонине в 11-12° - от 12 до 15 витков. Впрочем, оценка получается лишь приблизительная, подходящая только для благородной Ш. Длина шерстяного волокна для благородных Ш. колеблется между 36 и 250 мм, для неблагородных же между 170 и 450 и даже 550 мм. Длина Ш. оказывает огромное влияние на весь ход ее обработки (см. ниже). Следует отличать длину Ш., измеряемую при распрямленном волосе, от высоты штапеля, в котором волос находится в естественном извитом состоянии; при распрямлении его длина увеличивается в 11/2-13/4 и даже более раз. Крепость шерстяного волоса, в зависимости от его толщины, составляет от 3 до 46 граммов, что соответствует в среднем сопротивлению около 11 кг на кв. мм. По крепости Ш. уступает остальным волокнистым материалам. Растяжимость шерстяного волокна, напротив, является наибольшей, доходя до 30-40 и даже иногда 50 % первоначальной длины. Упругость шерстяного волокна возрастает с его толщиной. Как чрезмерная упругость, так и отсутствие ее являются недостатками волокна. Мягкость и нежность присущи преимущественно благородной Ш. Цвет Ш. чаще всего белый с желтоватым оттенком. Сильный оттенок понижает достоинство Ш., так как обыкновенно соединяется с понижением и других качеств волокна. Блеск волокна, зависящий от свойств чешуйчатой наружной поверхности волоса, чаще наблюдается у неблагородных (например, английских) Ш., тогда как благородные, даже высшие их сорта, отличаются более матовым видом. Впрочем, вполне матовая, так называемая тусклая Ш., ценится низко. Указанное выше разнообразие свойств шерстяного волокна, в особенности по отношению к его длине, тонине и извитости, было причиной развития обработки Ш., дающих столь же различные продукты. Эти способы суть: 1) шерстопрядение кардное, производимое над короткой, тонкой и извитой шерстью, и дающее пряжу весьма пушистую, идущую на сукноподобные ткани (см. Сукно). Как видно из названия, преимущественное значение в этом способе имеет процесс кардочесания, вытягивание же и гребнечесание отсутствуют. Напротив того, 2) шерстопрядение гребенное или камвольное имеет предметом длинную и мало извитую Ш., которую оно старается вполне распрямить, и получает пряжу гладкую и блестящую, идущую на гладкие же камвольные ткани. Преобладающее значение имеют процессы гребнечесания, глажения и много раз повторяемого вытягивания. Главные сорта Ш.. Ш. благородная. Главным представителем благородных Ш. является Ш. мериносовая. Эта порода происходит из Испании, но еще в 1765 г. она была выведена в Германии (Саксонии), где при тщательном уходе выработались типы электораль и негретти, дающие в высшей степени тонкую и нежную короткую (суконную) Ш. Почти в то же время во Франции из испанских мериносов выработался тип рамбулье, дающий Ш. штофную, т. е. могущую идти в обработку по обоим способам. Подобную же Ш. дает тип инфантадо. Наконец, выработались типы мериносов, дающих и камвольную Ш., при значительной (70-120 мм) длине довольно тонкую и блестящую. В настоящее время мериносы разводятся во всех почти государствах ЕвропыАнглии очень мало), но, главным образом, в Австралии, Южной Африке и Южной, а также и в Северной Америке. Метисной Ш. называется Ш. от помеси мериносовых овец с туземными (неблагородными). В некоторых случаях получается очень хорошая Ш., мало уступающая по тонине настоящей мериносовой. Из Ш. неблагородных надо назвать: английские породы (лейстер, линкольн, шевиот и др.), дающие очень длинную, блестящую, мало извитую Ш., являющуюся чистейшим типом камвольной Ш. Затем надо указать на туземные немецкую и венгерскую породы. В России под именем русской Ш. имеется длинное (до 500 мм), но грубое волокно, идущее на изготовление низких номеров камвольной пряжи. Более короткие сорта ее прядутся кардным способом и идут на армейские сукна. Цыгайская Ш. (из Бесарабии) тоньше и нежнее русской, довольно длинна и идет на изготовление средних номеров камвольной пряжи (так называемой гарусной). Главнейшей страной-производительницей Ш. является Австралия, где в 1895 г. считалось 124 млн. овец. Она отпускает как мериносовую камвольную, так и метисную (круазе) Ш. Второе место за ней занимает Ла-Плата (Южная Америка) с 82 млн. овец, дающих мериносовую Ш. несколько грубее австралийской и часто засоренную репьем (см. ниже). На третьем месте стоит Южная Африка (Капштадт), с 45 млн. овец. В Европе: Англия производит главным образом не мериносовые Ш., Франция мериносовые камвольные и суконные, Германия (в особенности Саксония) производит тонкие суконные Ш. Такие сорта получаются и в России: в Польше и Лифляндии, хотя в незначительных размерах. Южнорусское мериносовое овцеводство имеет главным образом характер штофный, только в отдельных хозяйствах попадаются чисто суконные и чисто камвольные типы. Вообще по тонине русские мериносовые Ш. уступают саксонским (суконным) и австралийским (камвольным). В настоящее время южнорусское овцеводство сильно сокращается, вытесняемое распашками под хлеб и другие культурные растения. Кроме овечьей Ш., на рынке появляются шерсти некоторых коз и других жвачных животных. Главнейшие виды их суть: 1) мохер или мохаир (Mohair), доставляемая белыми ангорскими козами, водящимися в Малой Азии, отличается значительной длиной, малой извитостью и сильным шелковистым блеском. 2) Кашемир доставляется козами другой породы коз, водящейся в Средней Азии. Козы эти, кроме длинной и грубой шерсти, покрывающей постоянно их тело, зимой имеют еще тонкую и чрезвычайно мягкую Ш. (подпушку), которую вычесывают весной. Она бывает белого и черного цветов. 3) Лама и альпака дают тонкую и довольно длинную Ш., 4) Верблюжья Ш. или, лучше сказать, подпушка, вычесываемая весной, идет в больших количествах на грубую пряжу.

Сортировка Ш. предшествует какой бы то ни было обработке. Цель сортировки (см.) заключается в отборе подходящего по тонине, длине и другим качествам материала для данного сорта пряжи. Так как Ш. на различных частях тела сильно разнится по своим качествам, то в высшей степени важно, чтобы руно не было разрушено до сортировки. Поэтому последняя производится прежде мытья Ш., исключая мытье на теле животного. Самыми лучшими качествами обладает Ш. с передних лопаток, почти не уступает ей Ш. с боков, ребер и шеи. Несколько хуже на задних ляжках, брюхе (загрязнена и смята), холке, спине и крестце. Тонина Ш. определяется особыми названиями. Так, в саксонской сортировке приняты следующие градации в нисходящем порядке (причем в скобках поставлены соответствующие градусы Доллонда): Super Super-electa (5-6,5°), Super-electa (6,5-7°), electa (7-8°), prima (8-10°), secunda (10-11,5°), tertia (11,5-13°), quarta (13-16°). Сортировка камвольных шерстей гораздо проще: в зависимости от тонины (и цвета) сорта обозначаются в нисходящем порядке через ААА, АА, A, АВ, B, C. Отбирается более крепкая Ш., идущая на основу (см.), от более слабой, годной лишь для утка (см.). Наиболее сорные и загрязненные сорта отбираются отдельно.

Обработка всякой Ш. должна начинаться с удаления жира, пота, а также твердых примесей, пыли, земельных и растительных частиц, прилипших к слою жира и пота. Количество этих примесей доходит иногда до 60 % всего веса грязной Ш. В поте овцы содержится много калийных солей органических кислот, могущих быть удаленными растворением в холодной воде. На этом основано мытье Ш. на теле овец перед стрижкой. Оно производится или обливанием овец тепловатой водой, или окунанием их в резервуар (неглубокий пруд) с водой. Этим способом удаляется часть пота, но жир, составляющий главную часть примесей, не может быть удален и требует для своего растворения более возвышенной температуры и действия щелочей. Это составляет уже задачу фабричной мойки, производимой после рассортировки. Способы обезжиривания изменяются в зависимости от рода Ш., но вообще состоят в действии на Ш. слабых щелочных растворов (крепкие вредят Ш.) при возвышенной температуре. Одновременно с жиром удаляются и твердые механические примеси, за исключением, впрочем, некоторых цепких частиц растительного происхождения (репья), требующих для своего удаления механического воздействия. Иногда приходится прибегать к карбонизации (см.), т. е. действию кислот, разлагающих растительные вещества. Для обезжиривания кардной (суконной) Ш. применяют обыкновенно соду, как наиболее дешевый подходящий материал. Хорошим, но дорогим средством является аммониак (в форме нашатырного спирта). Для очень тонких шерстей применяют урину, при гниении которой выделяется углекислый аммоний, придающий Ш. мягкость и гибкость, в то время как от соды Ш. несколько грубеет. Мойка кардной Ш. состоит из замачивания и прополаскивания. Для замачивания Ш. кладут в барку с раствором соды температурой в 40° Ц., в котором растворяется жир и калийные соли, и таким образом освобождаются твердые примеси. После замочки Ш. выжимается в вальцах и прополаскивается большим количеством холодной воды (не выше 16° Ц.), в которой жир быстро затвердевает и удаляется с Ш. механически, струёй воды. Прополаскивание происходит последовательно в 3-4 барках, после чего Ш. отжимается в центрифугах и высушивается. Мойка камвольной Ш. отличается от предыдущей тем, что Ш. походит последовательно через 3-4 барки, в которых находится горячая вода с содой, поташом и мылом, а в последней только мыльный раствор. После каждой барки Ш. отжимается в валках, обтянутых грубой Ш., и после последнего, без промывки в воде, сразу поступает в сушильный аппарат, так что часть мыла остается в шерсти, что выгодно для дальнейшей обработки. Моечная машина, состоящая из ряда последовательных барок, по которым проходит Ш., называется левиафаном. Одна из таких барок (последняя) изображена на фиг. 1.

Ш. с полотна a, ведущего от предыдущей барки, падает в воду и погружается в нее грузителем b. Грабли c (их двое в каждой барке) продвигают Ш. вдоль барки и подводят ее к вынимающему аппарату k, грабли f которого вынимают Ш. и кладут ее на бесконечное полотно, подводящее ее к отжимным вальцам oo, из которых Ш. поступает в сушильный аппарат. Изображенный на фиг. 1 и 2 аппарат называется сушильным барабаном Меля (Mehl). Он состоит из сетчатого цилиндра, наклонно поставленного на роликах r (см. фиг. 2), которые придают ему медленное вращение. Внутренняя поверхность барабана усажена деревянными зубьями q, которые захватывают Ш. и, поднимая ее вверх, сбрасывают вниз, причем она падает, вследствие наклона барабана, ближе к выходу. После нескольких таких перемещений Ш. попадает, наконец, на бесконечное полотно U, которым она выводится из барабана. Через барабан походит ток теплого воздуха. При выходе из барабана Ш. подвергается обыкновенно намасливанию маслом, капающим из резервуара w на валец v. Описанный сушильный аппарат преимущественно применяется для камвольной Ш., хотя с успехом может служить и для кардной.

Обработка кардной Ш. состоит в трепании, кардочесании и тонкопрядении. Трепание кардной Ш. имеет в виду 4 разные цели: 1) выбить из Ш. пыль и сор, оставшиеся после мытья. Часто этой операции подвергается Ш. еще до мойки, для облегчения последней. Соответствующая этой цели трепальная машина - выколачивающий волчок - снабжается валом с длинными железными зубьями, имеющими вид слегка конических палок и наносящими материалу ряд частых ударов. Пыль удаляется сквозь решетку, окружающую трепальный вал. 2) Если Ш. сбилась в комья, то трепание должно их расщипать и разрыхлить. Для этого применяется расщипывающий волчок с барабаном, снабженным частыми и острыми зубьями трехгранного сечения, которые захватывают комья и, пронося их мимо снабженных такими же зубьями валиков, расщипывают эти комья на части. 3) Чаще всего трепание служит для того, чтобы перемешать намасленную Ш. и тем распределить в ней масло возможно равномернее. Намасливание имеет целью смазать волос, сделать его более скользким и облегчить дальнейшую обработку. Если намасливание не соединено с сушилкой (см. выше), то иногда для этого применяется намасливающий волчок, аналогичный выколачивающему, но снабженный на подводящем полотне резервуаром, из которого на Ш. равномерно капает несколько струй масла. Намасленная Ш. перемешивается зубьям (билами) трепального вала. Иногда намасливание производится просто в больших ящиках, куда Ш. накладывается слоями, из которых каждый поливается из лейки маслом, после чего масса Ш. перемешивается рабочими с помощью палок или специальных грабель и оставляется на некоторое время лежать, чтобы пропитаться маслом. 4) Наконец, целью трепания может быть желание освободить Ш. от растительных примесей, а именно репья, т. е. цепких шишечек некоторых полевых растений, которыми особенно богаты степи Ла-Платы. Иногда та же цель достигается аналогичными приспособлениями к кардным машинам. В том и другом случае важно удалить шишечки, не раздавливая их, так как иначе механическое отделение измельченных частей их может оказаться вовсе недостижимым. Соответствующие приспособления состоят из цилиндров, обтянутых металлической проволокой с частыми треугольными зубьями, которые захватывают Ш. и подводят ее под удары лопастей быстро вращающегося отбивающего валика. Уступая этим ударам, волокна углубляются в промежутки между зубьями, откуда потом легко извлекаются другими валиками. Репейные же шишки, не помещаясь между зубьями, подвергаются ударам и отбрасываются в особый ящик. Если цепкие примеси очень мелки или имеют форму листков, усиков и т. п., то описанный процесс не достигает цели и очищение может быть произведено лишь химически, действием кислот (соляной или сернистой), разлагающих целлюлозу, но мало повреждающих Ш. Эта операция называется карбонизацией (см.) и производится или над Ш., или над тканью. Дальнейшая обработка кардной Ш. описана в ст. Сукно, так как Ш. эта служит исключительно для изготовления сукна и сукноподобных тканей.

Обработка камвольной Ш. существенно отличается от вышеописанной как своей сложностью, так и характером материала и получаемого из него продукта. Она состоит из 1) кардочесания, 2) вытягивания, 3) гребнечесания, 4) вновь многократного вытягивания, 5) проглаживания, 6) предпрядения и 7) тонкопрядения. Что касается кардочесания (см.), то для камвольной Ш. цель его применения заключается лишь в разрыхлении пучков на отдельные волокна и образовании ленты, способной быть подвергнутой вытягиванию. Непосредственно с сушильной машины намасленная Ш. поступает на кардную машину, через которую пропускается всего один раз. Фиг. 3 дает понятие об этой машине. В ней h - подводящее полотно, k - питающие валики, l - приемный валик с железной пильчатой обтяжкой, m - отбивающий репей валик (см. выше), t - малый барабан с 2-мя или 3-мя парами рабочих валиков a и бегунков w, u - передаточный валик, T - главный барабан с 5-6 рабочими парами, r - летун, s - снимающий с него валик, o - передний вальян, с которого Ш. снимается гребнем v, проходит через плющильные валики i и барабаном x наматывается на катушку y. Очень длинная Ш., например английская, мохер, вовсе не подвергается кардочесанию, чтобы вследствие своей длины не быть разорванной кардными зубьями. По этой же причине камвольную Ш. вообще не подвергают трепанию. За кардочесанием идет 2 или 3 раза вытягивание или сдваивание (см. Вытягивание и сдваивание прядильных материалов) полученных лент. Особенностью применяемых для этого машин (фиг. 4), называемых гиль-боксами (Gill-box) или стукалками, является ряд гребней n, движущихся между вытягивающими валиками b и c и поддерживающими длинные волокна. Для более короткой (мериносовой, штофной) Ш. вместо описанных прямых гребней (Gills) применяются машины с цилиндрическими игольчатыми валиками (herissons) b (фиг. 5), играющими ту же роль, что и гребни. После нескольких вытягиваний и сдваиваний волокна в ленте оказываются уже настолько распрямленными, что возможно подвергнуть их гребнечесанию (см. Гребенное чесание). Цель его отделить более короткие волокна и все сорные примеси. Гребенные или гребнечесальные машины распадаются на 2 крупных вида в зависимости от сорта обрабатываемой Ш. Для Ш. благородных, мягких и не особенно длинных наибольшим применением пользуется машина Гейльмана со своими видоизменениями: Менье, Офферман, Офферман-Циглер, Делетт и др. Схема главных органов этой машины, в дополнение к помещенной на фиг. 1 ст. Гребенное чесание, изображена на фиг. 6. В ней a - ленты; b, c - питающий аппарат; d и d1 - тиски, зажимающие концы лент при прочесе гребнями e барабана f; g1 - верхний (плоский) гребень, опускающийся на ленты во время вытаскивания прочесанных концов валиками i; g - планка, направляющая снизу волокна при вытаскивании. Очесок снимается с гребней щетинным валиком x, передающим его кардному валику y, с которого он уже счищается качающимся гребнем z. Для гребнечесания длинной (английской и др.) Ш. применяются машины, основанные на другом принципе. Примером таких машин может служить машина Листера (фиг. 7a, b, c). Главным органом ее является круглый гребень АА, представляющий собой кольцо с вертикально укрепленными на нем иглами. Прочесываемые ленты проходят через гиль-бокс E, через гребенки которого волокна протаскиваются качающимися тисками bd (момент начала вытаскивания виден на фиг. 7а). Захваченный пучок волокон подхватывается передаточным гребнем Р (фиг. 7b), который его и набрасывает на иглы круглого гребня A (фиг. 7а), так что концы волокон, уже прочесанные гребнями гиль-бокса E, свешиваются с гребня вниз (фиг. 7b). Круглый гребень медленно вращается и подводит надетые на него пучки волокон к валикам l, вытаскивающим волокна за их прочесанные концы. При этом очески, находившиеся в не прочесанной ранее передней части пучка, остаются в иглах гребня A, из которых удаляются затем специальным приспособлением. По тому же принципу круглого гребня построены машины Гольден и Нобле, описание которых можно найти в книгах Lohren, Alcan и других (см. ниже). После гребнечесания волокна оказываются расположенными несколько неравномерно, так что приходится их снова несколько раз подвергнуть вытягиванию и сдваиванию на машинах с падающими гребнями (Gill-box) или с игольчатыми цилиндрами (Etirage). С одним из этих вытягиваний соединяется операция промывки и проглаживания лент. Она имеет целью удалить из Ш. масло, которое было введено в нее для облегчения кардочесания и гребнечесания, и уничтожить извитость волоса. Машина эта называется глянцовкой или запарной (Lisseuse) и состоит из двух резервуаров, одного с мыльным и содовым раствором, другого с теплой водой (или только мылом), через которые пропускаются ленты. После каждого резервуара они пропускаются через отжимные валики. Пройдя второй резервуар, ленты просушиваются, огибая с натяжением ряд медленно вращающихся медных цилиндров, обогреваемых паром. После сушильных барабанов ленты непосредственно вступают в вытяжные валики гиль-бокса. Описанной операцией заканчивается 1-я стадия обработки камвольной Ш., называемая вообще чесанием. Полученный продукт под именем чесаной ленты или чесанки является предметом торговли (Kammzug, peignée). Из пуда грязной мериносовой Ш. русского происхождения получается от 10 до 12 фунтов чесаной ленты и 2-3 фунта оческов, остальное составляет жир и пот, теряющиеся в мойке. Дальнейшая переработка чесаной ленты в пряжу происходит в шерстопрядильнях (Kammwoll spinnerei, filature), которые часто бывают совершенно отделены от чесален (Kämmerei, peignage). В шерстопрядении еще резче, чем в чесании, проявляется различие между шерстями неблагородными (английской, цыгайской, русской и др.) и благородными (мериносовой). Это различие выразилось в существовании двух различных систем прядения камвольной Ш.: английской и французской. Первая система, предназначенная для более жесткой, гладкой и блестящей пряжи, имеет сходство с предпрядением для хлопка и льна (см. Предпрядение): применяется ряд (7-9) банкаброшей, с которых ровница поступает на кольцевые или рогульчатые ватера (см. Тонкопрядение). Получаемая пряжа часто еще подвергается опалке для уничтожения всех торчащих волосков (так, например, получается пряжа под именем женапп). Во французской системе, приспособленной для мериносовой Ш., банкаброши заменены вытяжными машинами с игольчатыми валиками и приспособлениями, производящими скатывание получаемых ленточек. Эти приспособления, называемые сучильными рукавами или "Rotafrotteur", состоят из двух кожаных бесконечных рукавов, между которыми проходит ровница и которые скатывают ее, двигаясь назад и вперед в боковом направлении (см. фиг. 4 к ст. Предпрядение). Описанные предпрядильные машины носят название бобинуаров (Bobinoir) и составляют вместе с предыдущими этиражами (étirage) 9-12 проходов, после которых ровница поступает на тонкопрядильные машины, которые являются здесь в виде сельфактора и кольцевого ватера. Обе эти машины во всех существенных частях сходны с подобными же машинами для бумагопрядения (см. Тонкопрядение). Камвольная пряжа из мериносовой Ш. номеруется по метрической системе (см. Пряжа), пряжа из неблагородных шерстей - по английской. Из мериносовых шерстей сорта АА и ААА выпрядаются №№ до 120. Наиболее употребительные №№ 50-80. Низкие №№ мериносовой пряжи идут на вязальную, вышивальную пряжу, для бахромы и проч. Из жестких шерстей получаются не столь высокие №№. Всего более вырабатывается так называемая гарусная пряжа №№ 30-34 по английской системе, крученая в 2 нитки, идущая на ткани, ленты и басонные изделия. Низшие №№ идут на ковры. Оба рода пряжи очень часто подвергаются ссучиванию в несколько концов (для вязальной, вышивальной, ковровой пряжи и проч.). Крашение камвольной пряжи очень редко производится в Ш., но очень часто в ленте. Для этого часто применяются аппараты Обермайера, прогоняющие красильный раствор под давлением через клубки с лентой. Часто красится и пряжа, а также и ткань, сработанная из суровой пряжи.

Ш. искусственной называется волокно, полученное расщипыванием шерстяных лоскутков (см. Искусственная шерсть). Она прядется в смеси с Ш. или с бумагой кардным способом и идет вместо натуральной Ш. на уток сукноподобных тканей. Вигонью называется спряденная кардным способом смесь значительного количества (80-90 %) хлопка с небольшим количеством (20-10 % и менее) Ш. Часто именем этим неправильно называют хлопчатобумажную угарную (отпадочную) пряжу. Под именем полукамвольной пряжи известна пряжа из грубой Ш., выпрядаемая подобно камвольной, но без применения гребенного чесания. Вследствие присутствия более коротких волокон, она имеет более пушистый вид, чем камвольная, но вследствие многократного вытягивания все-таки выглядит глаже кардной и крепче ее. Идет как вязальная пряжа, а также на изготовление ковров.

Мухояром называется пряжа, скрученная из двух нитей разных цветов. Идет в ткачество. Меланжевой называется пряжа, изготовленная из смеси разноцветных волокон. В кардном прядении это смешивание производится над Ш. перед кардочесанием. В камвольном - обыкновенно над чесаными лентами (см. беж в ст. Шерстяные ткани). Изготовление кардной пряжи обходится от 3 руб. 50 коп. до 6 руб. за пуд. Чесание камвольной ленты около 4 руб. 50 коп.-5 руб. за пуд, прядение этой ленты от 8 руб. до 16 руб., смотря по номеру. Стоимость шерстяных тканей от 60 до 120 руб. и более за пуд. Стоимость за аршин чрезвычайно разнообразна в зависимости от ширины и плотности ткани (от 50 коп. за аршин легкой полушерстяной ткани, до 8-9 руб. тяжелого суконного товара [бибер] высокой доброты).

Литература. H. Тихомиров, "Технология шерстяного производства" (1886); Гюэ, "Руководство к сукноделию" (1835); Хлюдзинский, "Материалы для изучения технических свойств не мериносовых шерстей" (1883); Чернопятов, "О Ш. овец" (1863); С. А. Федоров, "Технология волокнистых веществ" (ч. I, 1901); M. Alcan, "Traité du travail des laines" (1866); его же, "Traité du travail des laines peignées" (1873); Hullsé, "Die Kammgarnfabrikation" (1861); Hentschel, "Prakt. Lehrbuch der Kammgarn Spinnerei" (1889); Grothe, "Technologie der Gespinnstfasern" (т. I и II, 1876); "Harel-George, "Traité de filature de la laine peignée" (1859); Löbner, "Prakt. Erfahrungen aus der Tuch- und Buckskin Fabrikation" (1891); Burnley, "The history of Wool and Woolcombing" (1889); Fischer, "Der Streichgarnspinner" (1867); Leroux, "Traité pratique sur la filature de laine peignée, cardée peignée et cardée" (1861); Lohren, "Die Kammaschinen für Wolle, Baumwolle etc." (1875); Oelsner, "Lehrbuch d. Tuch u. Buckskin-Weberei" (1883-84); Stommel, "Das Ganze der Streichganspinnerei" (1875); Spennrath, "Appretur der wollenen und halbwollenen Gewebe".

С. А. Ганешин. Шерсть (статист.). Мировое производство Ш. за последние десятилетия выражается в следующих цифрах:

  В миллионах английских фунтов
1860 г. 1870 г. 1880 г. 1890 г. 1896 г.
Великобритания 140 158 149 138 135
Континентальная Европа 500 485 450 450 747
Северная Америка 110 176 270 322 310
Австралия 60 175 308 511 643
Капская колония 26 43 60 91 93
Центральная и Южная Америка 43 197 256 272 329
Прочие страны 71 61 133 160 325
Всего 950 1295 1626 1944 2582

Из этих цифр видно, что за последнее время производство Ш. особенно сильно увеличивалось в Австралии и Центральной и Южной Америке, удесятерившись за 36 лет, в то время как Европа и другие страны незначительно увеличили свое производство. Быстрый рост овцеводства в Австралии, Америке и Капской колонии объясняется обилием пастбищ, благоприятным климатом, не требующим особого зимнего ухода за стадами, и, наконец, дешевизной земель, не приносящих высокой ренты густонаселенных европейских стран. Рост производства Ш. в заатлантических странах, в Австралии и Капских колониях повлек за собой обильное поступление Ш. на мировой рынок, вследствие чего цены на нее за последние 35 лет упали более чем вдвое. Так, за английский фунт Ш. среднего качества в среднем платили в Америке, в центах: в 1860 г. - 50; в 1870 г. - 46; в 1880 г. - 55; в 1890 г. - 37; в 1896 г. -20.

Считают, что Россия производит около 12-14 % всего количества Ш. в Европе. В России, судя по количеству овец, должно получаться от 7 до 8 млн. пудов Ш., а в Сибири и Средней Азии - от 1,7 до 2 млн. пудов. Из этого количества на долю мериносовой Ш., грязной и перегонной, приходится от 21/2 до 3 млн. пудов. Из всего количества получаемой в России ежегодно Ш. (около 10 млн. пудов) от 3 до 31/2 млн. пудов потребляется фабриками, около 1 млн. вывозится за границу; остальное количество расходуется на домашние потребности населения, изготовляющего ручным способом пряжу и грубые ткани на одежду, ковры, войлочные, вязаные и т. п. изделия. Вообще обработка Ш. и выделка разнообразных шерстяных изделий составляют предмет многочисленных и повсюду в России распространенных разнообразных кустарных промыслов. О потреблении Ш. русскими фабриками можно судить по следующим цифрам (относящимся к 1900 г.) о количестве полученной на фабриках Империи мытой Ш., изготовленной на продажу, для дальнейшей переработки и по заказу, т. е. всей потребленной в производстве Ш., причем необходимо иметь в виду, что после мытья грязная Ш. теряет в весе от 50 до 64 %. Всего перемыто и потреблено в 1900 г. фабриками Ш.:

Шленской 754,5 тыс. пудов
Цыгайской 42,5 тыс. пудов
Русской 386,0 тыс. пудов
Верблюжьей 59,0 тыс. пудов
Разных иных сортов 474,8 тыс. пудов
Австралийской 31,0 тыс. пудов
Английской и капской 3,1 тыс. пудов
Американской 59,4 тыс. пудов

т. е. всего, не считая заграничных сортов, около 1810 тыс. пудов мытой Ш., что соответствует 3-31/2 млн. пудов грязной. Кроме того, на производство шерстяных изделий, кроме оческов, отпадков, бумажных и других волокон, употреблено изготовленной: искусственной Ш. 475,7 тыс. пудов, шерстяной ваты 29,7 тыс. пудов и 586,1 тыс. пудов чесаной шерстяной ленты. Россия принимает участие в мировой торговле Ш. и путем ввоза, и путем вывоза. Историческое развитие торговли Ш. показано в следующей таблице, согласно цифрам официальной таможенной статистики:

Годы Привезено Вывезено
тыс. пуд. тыс. руб. тыс. пуд. тыс. руб.
1812-1820 10 375 ассигн - 649 ассигн.
1821-1830 24 512 ассигн. - 1892 ассигн.
1831-1840 18 640 ассигн. 315 9443 ассигн.
1841-1850 23 177 кред. 558 5696 кред.
1851-1860 44 192 кред. 823 10030 кред.
1861-1870 113 855 кред. 1163 14156 кред.
1871-1880 346 6141 кред. 1317 14474 кред.
1881-1890 375 6892 кред. 1927 17559 кред.
1891-1895 846 12166 кред. 1187 9215 кред.
1896 965 12428 кред. 1000 7766 кред.
1899 960 14673 кред. 989 6405 кред.

Из этой таблицы видно, что в течение всего столетия привоз Ш. постоянно возрастал до самого последнего времени; привозится к нам Ш. преимущественно высокого качества (по таможенной оценке - вдвое дороже вывозной), необходимая для камвольного, гребенного прядения, начавшего сильно развиваться в России с 1890 г. Наоборот, вывоз Ш., возрастая в течение всего столетия до 1890 г., с этого времени, под влиянием мировой конкуренции австралийской, американской и капской Ш., начал быстро падать; вывозятся преимущественно грубые, дешевые сорта грязной (немытой) русской Ш. (средняя оценка пуда - около 7 руб.). До 1816 г. выпуск Ш. за границу, кроме коровьей и черной овечьей, был вовсе запрещен в видах насаждения производства внутри страны; с 1816 г. вывозная Ш. была обложена пошлиной в 25 коп. с пуда, повышенной в 1822 г. до 35 коп.; тарифом 1834 г. обложение уменьшено до 6 коп. с пуда. Ввоз Ш., сырой и крашеной, с давних пор был обложен ввозной пошлиной, имевшей в виду покровительство овцеводству внутри страны. По тарифу 1822 г. взималось с пуда 50 коп. пошлины, в 1841 г. пошлина возросла до 1 руб. 90 коп.; уменьшенная до 20 коп. с пуда в 1850 г., в 1882 г. она была вновь поднята до 1 руб., в 1890 г. - до 2 руб. 40 коп. за некрашеную и 3 руб. 60 коп. золотом за крашеную; по действующему тарифу за сырую Ш. взимается 3 руб., за крашеную и искусственную - 4 руб. 50 коп. с пуда. Несмотря на это, привоз Ш., как видно из таблицы, постоянно возрастал: отечественное овцеводство и шерстопрядение не успевало удовлетворять возраставшей потребности в материалах для производства шерстяных тканей и изделий внутри Империи. Главные рынки торговли Ш. - Ростов-на-Дону, Царицын, Оренбург, Харьков, Варшава, Одесса, Москва, Екатеринослав, Пенза и село Каховка Таврической губернии. Скупка Ш. производится мелкими партиями и сосредоточена в руках прасолов, часто выменивающих Ш. на сало, деготь и проч. От прасолов купленная Ш. скапливается в крупные партии и перепродается крупным торговцам. В торговле различают: 1) благородную, мериносовую Ш., идущую на суконные, валяные и безворсные камвольные изделия (инфантадо, штофная Ш., шленская) и 2) простые русские сорта, менее ценные - ордынка (степная), решетиловская (Полтавской губернии), донская, цыгайская (Бессарабии и Черноморской области). Иностранная шерсть привозится или мытая, или полумытая (scoured), теряющая около 20 % веса при мойке. Русская мериносовая Ш., средней тонины, хотя и отпускается отчасти за границу, но при возрастающем в последнее время спросе фабрик внутри страны, вывоз ее быстро уменьшается. Так, по таможенным сведениям было вывезено мериносовой Ш.:

1868-70 гг. 221 тыс. пуд. 4120 тыс. руб.
1871-80 гг. 390 тыс. пуд. 4683 тыс. руб.
1881-90 гг. 626 тыс. пуд. 5945 тыс. руб.
1890-95 гг. 10 1 тыс. пуд. 815 тыс. руб.
1897 г. 28 тыс. пуд. 292 тыс. руб.

Развитие чесальных и прядильных отделений русских фабрик, прежде выписывавших значительное количество чесаной ленты, обусловили сокращение вывоза мериносовой Ш. Однако, возрастающий спрос на безворсные ткани вызывает привоз самых тонких заграничных сортов prima (AAA), не встречающихся на русском рынке, но необходимых для камвольного шерстопрядения. Привозится Ш. главным образом из Германии, Китая, Великобритании, Персии и Франции; вывозится же в последние годы, главным образом, в Великобританию, Германию, Соединенные Штаты и Францию. Производство изделий из Ш. существовало в России издавна. Сукна на продажу изготовлялись, по летописным сказаниям, в Киеве и Новгороде еще при Владимире Святом. В XV в. на Макарьевской ярмарке существовал суконный ряд. В 1650 г. иностранец Иоган фон Свенден устроил в Москве суконную фабрику, которая, однако, скоро закрылась. Петр Великий, ввиду обмундирования армии, приложил особые заботы к насаждению этой отрасли промышленности. Первая фабрика армейского сукна была заведена им в 1698 г. Успехи суконного производства были таковы, что в 1705 г. Петру был впервые сделан кафтан из сукна русского изделия. Чтобы обеспечить суконные фабрики материалом, Петр запретил вывоз из России Ш. В течение всего XVIII в. русское правительство, стараясь развить производство сукна, оказывало суконным фабрикам разного рода льготы, давало пособия, отводило земли, приписывало к ним фабричных крестьян и проч. При Екатерине II суконных фабрик насчитывалось уже 120, но все они были незначительны; например, 10 московских фабрик имели всего 104 станка и 1300 рабочих и годовое производство в 200 тыс. руб. Несмотря на все меры поощрения, существующие фабрики не могли удовлетворить нужд государства, так что в 1803 г. был издан указ о воспрещении продажи сукна в частные руки. Только к 1822 г. русские суконные фабрики доставили казне все потребное для армии количество сукна (4 млн. аршин). О дальнейшем развитии фабричного производства шерстяных изделий в первую половину XIX в. имеются лишь отрывочные сведения. Так, в 1820 г. было изготовлено тонких сукон 260 тыс. аршин, а толстых солдатских - 3700 тыс. аршин; в 1825 г. было выработано тонких материй 900 тыс. аршин, солдатских тяжелых сукон - 5500 тыс. аршин. Во внутреннем потреблении русские тонкие сукна начали вытеснять заграничные. В 1828 г. число суконных фабрик возросло до 400, и только одних тонких сукон было выработано до 4 млн. аршин. Появились специальные шерстомойные и сортировальные заведения, что указывает на прогресс в производстве. В 1820 г. некто Грегориус устроил отдельную шерстопрядильню, но без успеха, так как суконные фабрики и до последнего времени редко допускали специализацию отдельных операций производства, стараясь у себя иметь все процессы переработки Ш., от мойки до отделки включительно. Технически успехи механического прядения и тканья дали новый толчок фабричной переработке Ш. В это время зародилась польская суконная промышленность; правительство вызвало из-за границы суконщиков (фабрикантов и мастеров), наделяя их бесплатно казенными землями и лесами, освобождая их от налогов и даже давая казенные воспособления. Кризис этой промышленности в Германии привлек суконщиков из Саксонии и Пруссии. Так возник новый центр суконного производства в Лодзи, сыгравший первенствующую роль в развитии шерстяного производства в России. В 1830 г. события в Польше заставили некоторых суконщиков переселиться в Россию и устроить здесь новые фабрики. К этому же времени относится возникновение новой отрасли шерстяной промышленности - изготовление гладких, безворсных (камвольных) тканей (первая подобная фабрика возникла в Минской губернии). Изготовление ворсованных (суконных) валяных тканей из короткой аппаратной (кардной) Ш. уже тогда установилось прочно, а выработка гладких, неваляных (камвольных) тканей из длинной чесаной (гребенной) Ш., начавших входить в употребление и моду, прививалась туго и терпела неудачи. В России не умели приготавливать чесаную пряжу, и материал (высокие сорта длинноволосой Ш. или готовую чесаную ленту) приходилось выписывать из-за границы. Более прочно производство гребенных безворсных шерстяных материй установилось только к концу 40-х годов, когда начали пользоваться для этого некоторыми сортами русской Ш. К пятидесятым годам XIX в., по официальным сведениям, производство суконных фабрик оценивалось уже в 181/2 млн. руб., а безворсных гребенных материй - до 5 млн. руб. Дальнейшие успехи, сделанные производством фабричных шерстяных изделий во вторую половину XIX в., наглядно представлены в следующей таблице, основанной на более достоверных и систематических данных:

Годы Шерстопрядильное производство Суконное производство Производство шерстяных и полушерстяных тканей
Число фабрик Число рабочих, тыс. чел. Сумма производства, тыс. руб. Число фабрик Число рабочих, тыс. чел. Сумма производства, тыс. руб. Число фабрик Число рабочих, тыс. чел. Сумма производства, тыс. руб.
Европейская Россия без Царства Польского
1856 12 0,93 386 435 95 26009 78 11 5928
1860 12 0,81 450 432 95 26024 159 18 8737
1866 27 2,8 2283 408 74 32345 118 15 10946
1871 43 3,7 3071 499 67 38448 168 23 14484
1876 30 3,0 2505 385 58 40187 150 16 12524
Европейская Россия вместе с Царством Польским
1880 112 7,3 13554 694 73 63301 389 301 36733
1885 97 10 14264 518 48 42817 236 27 35234
1888 125 14 19989 561 54 46231 215 28 37179
1890 123 14 24089 522 51 41249 209 22 23675
1897 190 21 36850 858 97 114324 *)    
1900 190 19,7 38116 547 98,9 122397 *)    
  • ) Для этих годов показано вместе производство суконных и безворсных тканей.

Из этой таблицы видно, что суконное производство является преобладающим. В общем прогресс сукноделия был медленным, но непрерывным до 1880-х гг., когда, пережив кризис, оно, уменьшаясь в размерах, начинает уступать место безворсным, камвольным тканям, производство которых быстро возрастает в последние десятилетия. Равным образом последовательно растет механическое шерстопрядение, как самостоятельная отрасль промышленности; в состав ее входит также изготовление гребенной камвольной пряжи, которое по своей сложности требует специализации производства. По сведениям за 1900 г., изготовлено шерстяной пряжи всего 3270 тыс. пудов, из которых на долю аппаратной (кардной) приходится 2504 тыс. пудов, а на долю гребенной (камвольной) - 765,8 тыс. пудов. За тот же год изготовлено (отделано, за свой счет и по заказам) следующее количество различных шерстяных товаров на фабриках, занятых обработкой Ш.:

Тяжелых тканей (сукно, драп, кастор и т. п.) 2006,5 тысяч пудов
Одеял разных 117,8 тысяч пудов
Легких тканей (камот, люстрин и т. п.) 634,3 тысяч пудов
Платков 90,2 тысяч пудов
Искусственной овчины 37,2 тысяч пудов
Всего 2985,7 тысяч пудов

О росте и современном состоянии фабрик, вырабатывающих шерстяные изделия, можно судить по следующим цифрам прядильных веретен и ткацких станков:

Годы Число веретен: Число ткацких станков:
Аппаратн. Камвольн. Механич. Ручных
1879 309965 25898
1889 330000-15000 34349
1900 658240-275796 24868-18324

В подсчеты официальной статистики вошли лишь крупные фабрики; ткацких станков, работающих на дому у кустарей и в мелких ткацких заведениях, регистрация не коснулась. Географически фабрики, занятые производством шерстяных изделий, распределяются между двумя главными районами: московским и лодзинским. Так, суконное производство встречается главным образом в губерниях: Московской (в 1897 г. - 17,7 млн. руб.) и Петроковской (21 млн. руб.) и в незначительном размере в губерниях: Петербургской (4,4 млн. руб.), Гродненской (6,4 млн. руб.), Симбирской (5,9 млн. руб.), Тамбовской (3,6 млн. руб.), Черниговской (3,8 млн. руб.), Лифляндской (1,3 млн. руб.) и Саратовской (1,6 млн. руб.). Шерстоткацкие фабрики, выделывающие камвольные ткани и смеси из Ш., бумаги, льна, пеньки и проч., сконцентрированы главным образом в Московской (производство 1897 г. на 14 млн. руб.) и Петроковской (12 млн. руб.) губерниях. Наконец, шерстопрядильные фабрики встречаются также только в двух вышеупомянутых губерниях (Петроковской - на 26 млн., и Московской - на 5 млн. руб.), дающих в общем около 90 % всего количества производимой шерстяной пряжи. Интересна нижеследующая таблица, показывающая в цифрах борьбу лодзинского и московского районов в области шерстяной промышленности за последние десятилетия:

Годы Число фабрик Число рабочих Производство, в тыс. руб.
Лодзинский район
1879 320 12962 25183
1880 205 16536 35512
1890 282 18269 32222
1893 253 23574 44130
1897 262 35362 67083
Московский район
1879 232 13536 48970
1885 201 36289 39598
1890 172 32751 32625
1893 182 30984 32572
1897 213 33598 36648

В подсчет вошли фабрики шерстопрядильные и шерстоткацкие (суконные и камвольные); из цифр видно, как быстро возрастает промышленность лодзинского района и как постепенно клонится к упадку промышленность московского района.

Кроме фабрично-заводской промышленности, немаловажное значение имеет в России кустарное или домашнее производство шерстяных изделий, которое не входит в подсчеты официальной статистики, но может быть учтено приблизительно. Считая, что из общего количества получаемой Ш. около 4 млн. пудов идет на вывоз и фабричное потребление, на долю народной промышленности остается около 6 млн. пудов грязной или 3 млн. пудов мытой Ш. Считая пуд шерстяных кустарных изделий в среднем не выше 20 руб., получим общую оценку народной производительности по обработке Ш. в 60 млн. руб. ежегодно. Суровый климат России требует употребления теплой одежды из Ш. Выделка грубых шерстяных тканей (сермяга), изготавливаемых домашним способом из ручной пряжи, и до сих пор служит для удовлетворения нужд крестьянства в большинстве губерний. Прежде это занятие было распространено в деревнях повсюду, но дешевые фабричные сукна вытесняют из обихода домашнее сукно, и промысел этот постепенно падает. Кроме того, Ш. идет на производство в крестьянском хозяйстве теплой обуви (валенки), войлоков, варежек и т. д. При бедности статистики кустарных промыслов можно дать лишь краткие указания относительно изделий из Ш., изготовляемых кустарями на продажу. Сукноткацкое производство существует в виде промысла во многих губерниях Привислянского и Северо-западного края, например Петроковской (свыше 1 млн.), где употребляют для ткачества нередко фабричную пряжу; выделываемое в губерниях Ковенской (свыше 500 тыс. руб.) и Гродненской так называемое польское сукно отличается добротностью; в Калужской губернии (157 тыс. руб.), в Смоленской (Дорогобужский уезд), Тамбовской (Усманский уезд), во многих уездах Воронежской губернии выработка сукна весьма распространена. Во Владимирской губернии центром является Опаринская волость (155 тыс. руб.), где прежде изготавливались знаменитые опаринские сукна; ныне промысел совершенно падает. В Черниговской, Полтавской и юго-западных губерниях также изготовляется значительное количество узорчатых тканей (плахты) и сукон. Значительным центром шерстяной кустарной промышленности является Кавказ, имеющий под руками хорошего качества материал в местном овцеводстве. В Дагестане выделывается шерстяных товаров (бурки, сукна) на сумму свыше 2 млн. руб.; известны лезгинские, осетинские, кабардинские сукна, кавказские ковры, джиджимы, попоны и т. д. Некоторые оценивают суконный промысел Кавказа свыше 6 млн., а ковровый - свыше 5 млн. руб. Производство ковров встречается также в губерниях Тобольской, Полтавской (село Сенжары), Саратовской (посад Дубовка), Курской (Щигровский уезд), Херсонской и Бессарабской (молдаванские ковры) и т. д. Известны оренбургские платки (до 100 тыс. руб.), виленские вязаные изделия, ярославская валяная обувь и т. д. Вязаные и другие изделия из Ш. врабатываются также в Тверской губернии, а сукна и ткани в значительном количестве изготавливаются в Московской и Владимирской губерниях. Впрочем, производство ковров, валяных изделий, обуви и т. п. существует не только в форме кустарных, но также в виде крупных фабричных заведений; по статистическим сведениям 1900 г., зарегистрировано фабрик этого рода 99, с 3742 рабочими и суммой производства в 3084 тыс. руб. Заведения эти расположены главным образом в губерниях Казанской, Вятской, Костромской, Ярославской и Тифлисской.

Внешняя торговля России шерстяными товарами распадается на торговлю пряжей и торговлю остальными шерстяными изделиями. Относительно пряжи имеет значение только привоз, так как вывоз ее всегда был ничтожен; например, в 1897 г. было вывезено 884 пуда на 8 тыс. руб., хотя существовавшая до 1850 г. вывозная пошлина в 6 руб. 40 коп. с пуда вовсе отменена и вывоз от обложения свободен. Привоз пряжи и чесанки (чесаной ленты, служащей для изготовления гребенной пряжи), показанных без разделения до 1882 г. по сведениям таможенной статистики, характеризуется следующими средними цифрами сводной таблицы по десятилетиям:

Привезено пряжи и чесанки:

Годы Количество, тыс. пудов На сумму тыс. рублей
1812-1820 1,2 71 ассигн.
1821-1830 1,9 357 ассигн.
1831-1840 6,7 1407 ассигн.
1841-1850 31 1236 кред.
1851-1860 73 2540 кред.
1861-1870 123 6035 кред.
1871-1880 273 12017 кред.
  Пряжи чесанки пряжи чесанки
1881-1890 225 94 11275 3975
1896 182 132 8410 5028
1900 167 154 7363 3370

Из таблицы видно, что ввоз пряжи и чесанки за первую половину XIX столетия был весьма незначителен; постоянно, однако, возрастая, он сильно увеличивался до 1890 г., начиная с этого времени падать, отчасти под влиянием повышенных пошлин, отчасти вследствие развития внутреннего производства пряжи. Особенно возрастал привоз чесаной ленты для камвольного прядения, да и в числе привезенной пряжи преобладала камвольная, недостаток которой чувствовался внутренним потреблением; так, в 1897 г. из общего привоза пряжи (232 тыс. пудов на 10492 тыс. руб.) крученой Ш., крашеной и некрашеной было 162 тыс. пудов на 7458 тыс. руб. Главнейший ввоз шел из Германии и Великобритании. В течение всего XIX в. ввоз шерстяной пряжи в Россию облагался довольно высокими таможенными пошлинами. Так, по тарифу 1822 г. пряжа облагалась: белая - 7 руб. 20 коп., крашеная - 7 руб. 40 коп. с пуда. Затем ставки то поднимались (1850 г. - до 12 руб. с пуда), то падали (1857 г. - 4 руб. с пуда); с 1882 г. ввозные пошлины снова поднялись до 3-4 руб. 50 коп. за чесаную ленту и 7 руб. 50 коп.-9 руб. за готовую пряжу с пуда. После повышения в 1891 г. по конвенционному тарифу 1894 г. взимается, по категориям Ш. некрашеной и крашеной: за ленту 4 руб. 50 коп.-6 руб., пряжу аппаратную - 8 руб. 50 коп.-9 руб. 80 коп., за крученку (гребенную) 9 руб. 80 коп.-11 руб. 40 коп. золотом с пуда. Что касается шерстяных изделий, то вывоз и привоз их в Россию, по всем границам, определяется за последнее столетие следующими цифрами, в среднем выводе по десятилетиям:

Периоды Вывезено на тыс. руб. Привезено на тыс. руб.
1812-1820 гг. 946 ассигн. 8175 ассигн.
1821-1830 гг. 1295 ассигн. 16655 ассигн.
1831-1840 гг. 2870 ассигн. 10578 ассигн.
1841-1850 гг. 3012 кред. 3032 кред.
1851-1860 гг. 2604 кред. 2481 кред.
1861-1870 гг. 3220 кред. 5394 кред.
1871-1880 гг. 2046 кред. 12065 кред.
1881-1890 гг. 2152 кред. 5278 кред.
1891-1895 гг. 1621 кред. 4273 кред.
1897 г. 2125 кред. 5915 кред.
1900 г. - 7084 кред.

Вывозятся из России шерстяные товары преимущественно по азиатской границе; в Европу отпуск составлял едва 25-30 % всего количества. До 70-х годов вывозились преимущественно русские сукна; в последнее время главную массу отпуска составляют ковры. Вывозятся ковры преимущественно в Турцию и Францию, сукна - в Персию, Китай и Финляндию. Вывоз в течение всего столетия не облагался никакими пошлинами. Относительно привоза из таблицы видно, что Россия до 40-х годов получала гораздо больше шерстяных товаров, чем вывозила их в другие страны, но затем вывоз в некоторые годы даже сравнился с привозом, хотя последний всегда был более вывоза и колебания его зависели от колебаний ввозных пошлин на шерстяные товары. В начале столетия ввозились из-за границы главным образом тонкие сукна; в конце преобладающим привозным товаром являются камвольные безворсные ткани, ковры и технические ткани для потребностей фабрик. Особенно увеличился привоз в 1820 и 1821 гг. (22,4-28,9 млн. руб.), под влиянием льготных тарифов 1816 и 1819 гг. Увеличенная в 1822 г. пошлина (сукно и меринос от 1 руб. 50 коп. до 2 р. 50 коп. с фунта) и запрещение привоза многих видов шерстяных товаров сразу значительно сократили размеры привоза. В 1841 г. пошлины еще более увеличены (от 1 руб. 80 коп. до 3 руб. 50 коп. за фунт сукна и до 22 руб. 50 коп. за тонкие изделия - шарфы, пелерины); последующее возрастание обложения в 1846 г. вызвало сильное развитие контрабанды. Несколько облегчены были запретительные пошлины на шерстяные товары в тарифе 1857 г., когда обложение тяжелых суконных товаров было понижено до 60-80 коп., а легких тканей до 1 руб. 20 коп.-1 руб. 60 коп. с фунта. В 1868, 1877 и 1885 гг. ввозные пошлины на различные шерстяные товары постоянно увеличивались и задерживали развитие ввоза; прочно установившееся внутреннее производство также сокращало привоз, удовлетворяя в значительной мере внутреннее потребление. Всего больше привозится в Россию шерстяных товаров в последнее время из Германии (3000 тыс. руб.), Великобритании (1 млн. руб.) и Персии (до 1 млн. руб.).

В. Варзар.

Статья из Большого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона

Данная статья была взята с Большого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона. Это вовсе не означает что статью нельзя редактировать или обновлять, или исправлять неточность.

Если вы заметили неточность в статье, или хотите внести больше ясности, вы можете ее "редактировать" и "править" по Вашему усмотрению